ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Психотерапия и стандартизация

Дата создания: 22.03.2017
Дата обновления: 22.03.2017
Проблема стандартизации и необходимость в ней возникла задолго до сегодняшнего времени; однако сейчас, на пике развития антропогенной среды, встал вопрос о том, насколько функциональны стандартизирующие подходы в сфере, касающейся внутреннего мира человека, в том числе – в психотерапии. Какие вопросы ставит сегодняшняя реальность перед психотерапевтами и клиентами, и насколько готовы те и другие к новым методам обучения и работы?..

Нарицын Николай Николаевич,
практикующий врач-психотерапевт, психоаналитик,
действительный член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической лиги,
Общероссийского совета по психотерапии и консультированию,
Европейской Ассоциации Психотерапевтов (ЕАР),
Европейской Конфедерации психоаналитической психотерапии (ЕКПП);
официальный преподаватель и супервизор практики Межрегионального класса ППЛ,
обладатель сертификата Всемирного совета по психотерапии,
автор и ведущий интернет-проекта www.naritsyn.ru



Доклад, представленный на  VII Международном Санкт-Петербургском конгрессе

«Психотерапия, психофармакология, психологическое консультирование – грани исследуемого».
Материал также опубликован в журнале "Психотерапия" № 3, 2017 г.

 

Презентация к докладу

Говоря о стандартизации в тех или иных областях, я прежде всего хотел бы избежать тональности, которую в современном интернете называют "вы так говорите, словно бы это что-то плохое".  Поэтому, оставаясь в безоценочном, аналитическом модусе, попробуем разобраться в роли стандартизации в эволюции, в становлении человеческого общества, медицине и психотерапии.

Если взглянуть на эволюцию через призму математической модели, можно предположить, что каждый вид живого организма, стремясь достичь некого оптимального взаимоотношения с конкретной окружающей средой, из поколения в поколения будет оттачивать те качества, которые идеально адаптируют его в эту среду. То есть те качества, что соответствуют идеалу адаптации как эталону; однако это привело бы к тому, что нас окружали бы совершенно одинаковые, стандартные создания. Действительно, заняв ту или иную стабильную экологическую нишу, через миллиарды лет живые существа одного вида становятся очень похожи друг на друга. К примеру, некоторые птицы - пингвины, галки и т.п. - выглядят как стандартные. Хотя орнитологи отмечают огромную вариативность их «характеров», да и сами птицы никогда не путают своих партнёров, птенцов и родителей. В остальном окружающий нас мир поражает не только богатством разнообразия видов, но и внутривидовым разнообразием, отражающим постоянно продолжающиеся эволюционные изменения, адаптирующие их к постоянно меняющейся внешней среде.

Досталось и нашему виду – гомо сапиенс.  Пережить несколько оледенений, прессинг конкурентов (других палеоантропов), и наконец, расселившись по всей планете, занять самые разные климатические зоны… Человек разумный в череде этих задач смог выжить только благодаря огромному внутривидовому разнообразию. Важнейшую роль в этом сыграла  высочайшая приспособительная мощь вариативной психики.

С изобретением речи, ручного земледелия, письменности и иерархического неравенства человечество противопоставило дикой природе естественного отбора культуру, идеологию и религию. И возможно, уже в самые ранние исторические времена правители древнейших империй мечтали о стандартных подчинённых им солдатах и одинаковых побеждённых врагах. Именно так отображались воины и трофеи на стенах храмов Древнего Египта, Месопотамии и Доколумбовой Америки. Первым стандартизатором живых людей, наверное, можно было бы считать Прокруста, хоть он и плохо кончил. Но реальная жизнь развивалась несколько иначе.

Вообще исторический период - это развитие культуры, которую ещё в Древнем Риме противопоставляли натуре, то есть естеству природы, но тем не менее история развивалась по естественным законам природы. По закону естественного отбора  Дарвина появлялись, росли и исчезали с исторической арены отдельные страны и государства. Историческая природа ставила свои  эксперименты с различными социальными видами строения общества. Менее адаптивные формы отмирали, и как в живой природе, так и в социальной: линейным назвать этот процесс, достаточно сложно. Общим для социальной и живой природы остаётся принцип постепенности эволюционных преобразований. Слишком быстрые, революционные, мутации-перевороты, как правило, если и живут, то относительно недолгое время. Одним из таких революционных переворотов можно назвать эпоху стандартизации: причём слово "эпоха" здесь применяется соответственно степени воздействия на умы, а не в силу общей продолжительности этого периода в историческом развитии.

В качестве яркой иллюстрации человека достандартной эпохи предложу рассмотреть героев картины «Ночной дозор»— название, под которым традиционно известен групповой портрет кисти Рембрандта «Выступление стрелковой роты капитана Франса Баннинга Кока и лейтенанта Виллема ван Рёйтенбюрга», написанный в 1642 году. На нем мы видим  около двух десятков вооружённых людей одного войскового подразделения, у которых не повторяются ни оружие, ни одежда. Для современного военного это просто нонсенс, что называется. И если далее приводить примеры из милитаристской области – то в первую очередь припомню орудия, память о которых хранит Большая Пушкарская улица в Санкт-Петербурге: умельцы-пушкари изготовляли  изумительные по своей красоте уникальные пушки, которые соперничали по своей неповторимости с артиллерией Пушечного приказа в Москве. Подчас уникальность и красота орудия становилась важнее его боевых качеств. У знаменитой Царь-пушки в московском Кремле нет даже запального отверстия, и стрелять из неё в принципе невозможно. Но свои милитаристские задачи она выполнила с успехом.
В ту эпоху каждый мастер-пушкарь отражал в первую очередь красоту своего изделия. На многих даже ставились автографы мастеров, как на картинах. И каждая пушка была хороша и полезна по-своему.

Но затем началась эпоха великих географических открытий, и сухопутные сражения перешли на море. Но там возникла проблема с тем, что на военных кораблях находились самые разные пушки разного калибра. На выставке картин Айвазовского, что недавно проходила в Русском музее, можно было увидеть пушечные ядра тех времён – совершенно разные. И во время боя, в горячке сражения, было довольно сложной задачей доставить к определённой пушке соответствующее ей ядро, да не одно.

И начало всей эпохи стандартизации фактически положила королева Елизавета Английская, по указу которой весь британский флот перешёл на пушки единых стандартов для каждой палубы линейного корабля. Что прежде всего позволило стрелять без излишнего промедления,  а кроме того, любой артиллерист умел выстрелить из любой пушки.

В итоге Англия закономерно приобрела титул "владычицы морей", а после такого показательного примера стандартизация в армии и флоте других стран также пошла полным ходом, причём во всех областях: одинаковая форма, одинаковое оружие, одинаковые корабли.

На картине Айвазовского "Смотр Черноморского флота в 1849 году" можно видеть флот из линейных кораблей, идущих кильватерным строем, причём флот из абсолютно стандартных, одинаковых кораблей.

А далее стандарты проникли и в области невоенные: в частности, стандартизация позволила облегчить производство, перейти на конвейерные технологии, производить массовые изделия, что повлекло удешевление производства как такового – фактически началась эпоха индустриализации, главной характеристикой которой является унификация. Но для производства и потребления стандартизированной массовой продукции потребовались стандартизированные люди: производители и покупатели. Соответственно, стали изменяться системы воспитания, идеологии, формирования личности и быта, потребностей и так далее. 

Здесь можно вспомнить один из самых популярных фильмов, посвящённых уже высмеиванию стандартизации во всём: небезызвестную "Иронию судьбы", где герою удалось из-за тех самых обезличенных стандартов перепутать Москву с Ленинградом: де-факто это само по себе уже смешно, но тем не менее – гротескная ситуация фильма подчёркивала абсурдность стандартного подхода буквально во всех аспектах, от домов и замков в дверях до построения всей жизни и отношений в ней. 

Стандартизация оказалась весьма удобной для монополистических производств, которые по известным причинам преобладали во времена СССР. Наличие конкуренции хотя бы как-то стимулирует изготовлять относительно разную продукцию, а вот игра в конкуренцию, которую мы и сегодня можем наблюдать периодически в нашем социуме, как раз поддерживает одинаковость.  В частности, наблюдается тяга к стандартизации всех видов медицины (когда от понятия "болезнь и здоровье" все явственнее переходят к понятиям "норма и не-норма", причём  норма становится всё ограниченнее, а не-норма все чаще откровенно патологизируется). Также нельзя не упомянуть о тенденции к  стандартизации образования и образованности (итогом чего стал печально известный ЕГЭ).

Что же касается нашей области работы –  точно так же достаточно явственно пока ощущается сохраняющаяся тенденция к стандартизации психотерапии и психологии, в том числе в аспекте консультирования и содействия в адаптации клиента. Появляются "плохие и хорошие" акцентуации личности,  "правильные и неправильные" жизненные цели, и так далее. На уровне обратной связи, которой я по роду работы вынужден уделять большое внимание, многие клиенты, побывавшие у разных психотерапевтов, предъявляют жалобы на то, что консультанты все активнее пытаются стандартизировать решение проблем. Например – как один из наиболее часто встречающихся вариантов – клиент приходит с заказом "я чайлдфри, я не хочу иметь детей, и из-за этого у меня проблемы с социумом, меня называют ненормальным, пытаются заставить стать родителем, организуют моббинг, прессинг и тому подобное". И достаточно значимая часть консультантов предлагает клиенту не разобраться индивидуально с той же оценочной тревожностью или как-то ещё индивидуально решать проблемы конфликтности с давящим социумом, а предлагает анализировать, почему клиент не хочет детей, и как ему их захотеть, "потому что не хотеть детей – это ненормально". Примерно то же самое происходит с заказами типа "попадаю под социальный моббинг из-за того, что не хочу создавать семью, принадлежу к так называемому сексуальному меньшинству, не стремлюсь заработать как можно больше денег, имею нестандартную фигуру" и так далее. То есть проблемы все чаще начинают решаться не с точки зрения специфики личности клиента, а с точки зрения его насильственной стандартизации. И психолог/ психотерапевт фактически выступает как представитель того самого моббингующего социума, исповедуя подход "нельзя не хотеть того, что должны хотеть все нормальные люди".

Но наша жизнь продолжает меняться. И если стандартизация для времён научно-технической революции была благом, то сейчас необходимо признать: эпоха индустриализации вместе с паровыми машинами ушла в прошлое.  Проходит эпоха персональных вычислительных машин, или как их сейчас называют – компьютеров. И несмотря на стандартизацию и массовое производство "железа" у этих машин, их "софт" отражает индивидуальность мышления их хозяев  (что и делает эти устройства персональными). То есть каждый современный компьютер, смартфон, коммуникатор, как и их хозяева, не похожи друг на друга. Главной же чертой наступившего будущего человечества стал интернет, простимулировав появление нового человека с новым бессознательным. Для многих из них основой межличностной коммуникации, в том числе и в эмоционально-бессознательной сфере, становится цифробуквенный интерфейс. Там другие принципы, не привычные для человека с вербально-аудиальной формой общения. Другие скорости, другие массивы обмена информацией, другой тип взаимоотношений. Это уже начало зарождения интеллектосферы, не имеющей национальных и языковых границ. Перемешиваются традиции разных стран и народов, но на каждого отдельного человека эти изменения действуют по-разному, увеличивают вариативность, индивидуальность, внестандартность.

Говоря о продолжении эволюционного развития человека разумного, а соответственно, о специфике новой современной психотерапии, можно снова вспомнить фразу Дарвина о том, что выживает в современных социальных реалиях не самый устойчивый к травмам, а самый приспособляемый к различным ситуациям. Стандартизация человека – это по сути его травмирование. Здесь вспомню не только всем известного Прокруста, а ещё и старый анекдот, как некий создатель  универсального механического аппарата для бритья в ответ на предположение, что лица у людей разные, говорил, что это только при первом использовании его аппарата. И в том числе в силу своей травматизации в эволюционной природе стандартизация не приживается. Именно вариативность порождает живых существ, наиболее приспособляемых к различным ситуациям, возникающим в быстро меняющейся социальной и антропогенной среде.

Таким образом, одной из основных задач современной психотерапии  становится учитывание различных нюансов системы "человек-среда", уход от жёсткого нормирования и от патологизации не-нормы, а также готовность к работе с клиентом, воспринимающим мир вне общепринятых узких стандартов. Возможно, что даже понадобится специальная подготовка таких специалистов.  То есть точно так же, как в своё время стандартизация производства затребовала стандартизации личности – сегодня, в начале эпохи личностного разнообразия, крайне востребованы будут психотерапевты и психологи,  способные работать вне стандартизации, готовые понимать разницу между дефектом личности и ее  спецификой  и  учитывать всю непатологическую широту вариантов развития личности и ее адаптивности.


Логин

Пароль