ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Бедный Кукин

Дата создания: 24.06.2010
Дата обновления: 09.09.2010

Виктория Тубельская
 



 

Придя в гости к Кукиным, я почувствовал некоторую необычность обстановки: разговаривают вполголоса, выражение лиц у всех торжественное.
- Что же ты раньше меня не предупредил, старик? – упрекнул я Кукина. – У вас какое-то событие, признавайся! Годовщина свадьбы?
- Тише! – страдальчески закатив глаза, сказала Кукина. – Мешаете сосредоточиться... Перестаньте наконец суетиться, мельтешить...
Я послушно сел в кресло, заранее предвкушая вкусный обед: Кукина была мастерица готовить. Но сколько я ни принюхивался, ничем вкусным не пахло. Я забеспокоился.
Раздался звонок, и в сопровождении Кукина появился еще один гость: щуплый, лысоватый, на высоких, почти дамских каблуках. Он обвел всех взглядом и бросился ко мне. У меня плохая память на лица, и, чтобы не показаться невежливым, я приветливо заулыбался и вскочил ему навстречу.
- Какая у вас великолепная аура! Давно не видел такой всепроникающей голубизны, такой интенсивной эманации, - воскликнул гость и воздел руки над моей головой.
Я испугался и тоже поднял руку – потрогать. Но никто не засмеялся. Наоборот, все посмотрели на меня с благоговением.
У Кукиной, как возвестил затем щуплый, аура была красная, у ее подруги, Клавдии Семеновны, сиреневая, у мужа подруги золотистая, а еще у одной гостьи, толстой румяной Леночки, розовая.
- А у меня? – жалобно спросил Кукин, на которого щуплый не обратил внимания.
Щуплый пристально взглянул в пространство над головой Кукина. Стояла мертвая тишина.
- Не вижу, – наконец промолвил щуплый. – У вас нет ауры. Ваша прана ничтожна.
- Так я и знала, – сказала Кукина.
Кукин совсем поник. Обладатели аур смотрели на него презрительно, с чувством собственного превосходства.
- Встаньте! – приказал щуплый и молниеносно обвел фигуру Кукина руками по контуру. – Курите много?
- Да, – пискнул Кукин.
- Бронхи фонируют. Когда в последний раз у зубного врача были?
- Недели две назад... Пломбу ставил...
- У вас зуб мудрости фонирует.
- Что же делать? – с отчаянием спросил Кукин.
- Я вам помогу восстановить потерянную прану. Я передам вам свою. На это потребуется... – Он задумался, оглядывая обстановку комнаты. – Десять сеансов.
- Мне, доктор, наверное, тоже нужно восстанавливать прану, - робко сказала Леночка.- Постоянная слабость, ничего делать не хочется...
Щуплый быстро взглянул на нее.
- Это оттого, что вы летаете во сне, и ваше астральное тело покидает вас.
Леночка смотрела на него завороженно. На ее гладком лице выразилось мучительное интеллектуальное усилие.
- Не важно, что вы не помните своих снов, - веско сказал щуплый. – Помнит ваша душа. Она помнит все. Помнит свою прошлую реинкарнацию. Вы были птицей.
Если Леночка и была когда-нибудь птицей, то только курицей. А курицы не летают. Я не выдержал и громко хихикнул. Все посмотрели на меня осуждающе, но, видимо, престиж моей самой лучшей ауры был непоколебим, потому что Клавдия Семеновна шепотом спросила:
- Скажите, а как вы добились такой эманации?
- Беру прану у растений, - сказал я как можно более многозначительно. – Особенно для этого хороши кактусы. И еще у моего кота... Я его глажу.
- Обождите, я запишу.
Она выхватила из сумочки записную книжку и принялась яростно строчить.
- А сколько раз в день надо гладить кота?
- Три, лучше после еды.
- Чьей?
- Ах, да! Конечно, кота. А на кактусы нужно смотреть подолгу, мысленно к ним обращаясь: "Милые вы мои, хорошие". Иначе ни за что не отдадут.
- Да, - восхищенно прошептала Клавдия Семеновна. – Я всегда интуитивно чувствовала вашу притягательную силу, но не могла найти ей объяснения. Голубая аура... Как это прекрасно! А вы ее ощущаете?
- Когда особенно разгорается, то чуть-чуть покалывает...
Очень хотелось есть. С каким удовольствием я сейчас бы поел знаменитого кукинского борща! Но я уже со всей безнадежностью понимал, что кормить не будут, что, видно, сейчас мода такая – звать не на обед, а на черт знает что.
Я тихонько выбрался в переднюю. Кукин вышел меня проводить. Вид у него был грустный, и мне стало его жаль.
- Послушай, - сказал я. – Хочешь, я отдам тебе свою ауру?
- А как же ты?
- Обойдусь как-нибудь.
- Спасибо, ты настоящий друг, - просиял Кукин.
И я осторожно, двумя руками, снял свою голубую сверкающую ауру и нахлобучил ее на голову бедного Кукина.

 


Логин

Пароль