ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Виртуальная реальность и человек разумный

Дата создания: 21.10.2016
Дата обновления: 21.10.2016
Виртуальная реальность – явление само по себе не новое. Но прорыв человечества - создание компьютеров и Интернета – специфичен ещё и тем, что создаваемая им виртуальная реальность может практически полностью вывести человека из "реальной реальности". Виртуальная реальность нового времени, с одной стороны, может быть полезна (например, возможностью значительно повысить качество обучения/образования), а с другой стороны – опасна (в том числе возможностью манипулировать сознанием). Насколько готов сейчас человеческий мозг к новой виртуальной реальности?..

Нарицын Николай Николаевич,
практикующий врач-психотерапевт, психоаналитик,
действительный член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической лиги,
Общероссийского совета по психотерапии и консультированию,
Европейской Ассоциации Психотерапевтов (ЕАР),
Европейской Конфедерации психоаналитической психотерапии (ЕКПП);
обладатель сертификата Всемирного совета по психотерапии,
автор и ведущий интернет-проекта www.naritsyn.ru



Сообщение на секции "Психотерапия в интернете и масс–медиа, новые информационные и диагностические технологии" Международного конгресса "Вызовы эпохи — психотерапевтическая помощь человеку, группе, обществу. Семья в зеркале психотерапии" 14-16 октября 2015 г.
Журнал "Психотерапия" № 10-2016


Понятие "виртуальная реальность"  - формально новое; однако само явление существует достаточно давно, и в этой виртуальной реальности так же давно все мы живём.
Представления человечества об окружающей среде до возникновения речи базировались на том, что человек сам видел, слышал, осязал, обонял и чувствовал. Все первобытные люди были (и до сих пор все животные остаются) абсолютно материалистичны. Но в этих условиях каждому отдельному индивидууму (отдельной особи) нужно было обладать всей полнотой знаний, необходимых для его личного выживания.

Однако объем познаний ограничен размером головного мозга и его возможностями по хранению и обработке информации. В том числе и поэтому головной мозг наших предков интенсивно рос и развивался до недавнего (по меркам палеонтологии) времени.

С появлением членораздельной грамматически оформленной речи появилась возможность обмениваться различными объёмами информации, что избавило каждую отдельную личность от необходимости хранить весь необходимый информационный запас в собственной голове. Притом суммарный объём знаний в конкретных социумах резко возрос.

Постепенно формировался новый мир: информационный. Но вначале человек не отделял этот мир от прежнего, реального. Как он привык раньше  понимать действительность – так и понимал. При этом каждый индивидуум начал получать информацию, которую не воспринимал лично, принимая ее как нечто, не требуемое дополнительной проверки и не подвергаемое сомнениям.

Необходимость такого восприятия нового виртуального мира как реального в то время была продиктована эволюционным отбором. Потому что, например, если соплеменник скажет тогдашнему человеку: "В этой пещере живёт медведь", а человек не поверит и в эту пещеру сунется – кончится это для него скорее всего печально.
Шаг за шагом вербальный мир стал дополнительной реальностью, но притом не всегда соответствовал реальному миру полностью. Информацию вначале передавали из уст в уста, и каждый новый рассказчик вольно или невольно привносил что-то от себя, менял подробности, что-то вероятно упускал и т.п. Таким образом возникал мир спонтанных мифов, образованный теми различными искажениями, которые так или иначе образовывались на каждом новом этапе передачи вербальной информации.
Тогда в структуру человеческой психики не было ещё в принципе заложено (и не могло заложиться) априорное недоверие к произнесённому слову, потребность в проверке и то, что сегодня называется здравым скепсисом.   Европейские миссионеры довольно часто сталкивались с поразительной наивностью многих аборигенов, готовых верить безоглядно всему сказанному.

Собственно говоря, отсутствие здравого скепсиса в определённых моментах социального общения сохраняется у человека до сих пор. Известно, что опытный гипнолог, талантливый литератор, учитель, актёр, искушённый богослов или политик может вызвать у аудитории различные образы сродни галлюцинаторным. И многие действительно потеряют под влиянием этих художественных образов связь с реальностью. Здесь, кстати, важно упомянуть, что ещё в советские времена идеологическая цензура упрекала авторов той же научной фантастики в том, что они способствуют "отрыву советского народа от реальной действительности". Но ниже еще пойдёт речь о том, что на тот момент было действительностью (пусть и не в полном смысле реальной), а что – виртуальными образами, созданными не случайно, а в интересах определённых групп населения).

Итак, на этапе вербальной передачи информации мир искусственно созданных образов и мифов закономерно начал  конфликтовать с реальностью. И некоторые люди находили возможность управлять общественным сознанием, внося в восприятие реальности выгодные для себя коррективы. В этот момент появилась умышленная ложь и возникла идеология – система, чьей основной задачей стало преподносить ложь как правду, а виртуальную реальность как реальную. Это совпало с возникновением письменности, каковая тут же была подхвачена идеологией в качестве одного из основных инструментов как нечто более надёжное в отличие от пересказа (так как читалась всеми одинаково).

И здесь самое время вспомнить про так называемый принцип (рубеж) Юма: разделение между понятиями "так есть" и "так должно быть".  Реальность обычно крепко привязана к первой части этого принципа, а идеология и виртуальность, ею создаваемая – ко второй.

Однако в процессе идеологической обработки люди, на которых воздействие идеологии было направлено, неминуемо сталкивались с несоответствием воспринимаемой реальности и получаемой информации (чем жёстче идеологическое давление, тем лучше в итоге это видно, и тем болезненнее ощущается фрустрация либо тем активнее срабатывают психологические защиты типа вытеснения или отрицания реальности).

Таким образом, формирование в человеческой системе восприятия пресловутого здравого скепсиса - по принципу "Доверяй, но проверяй"  - фактически оказалось следствием несоответствия реальной и виртуальной действительности.

Безусловно, этот здравый скепсис формируется не у всех: ибо в подобных моментах расхождения кто-то скептически воспринимает виртуальную часть принципа Юма, а кто-то – реальную. Ведь, как известно, в афоризме Козьмы Пруткова  "Если на клетке слона увидишь надпись – буйвол, не верь глазам своим" не уточняется, какой части информации, полученной глазами, предлагается не верить: то ли надписи на клетке, не соответствующей содержимому, то ли содержимому, не соответствующему надписи. Но порой и в эту дилемму вмешивался банальный естественный отбор: ведь если слегка изменить пример и предложить "не верить глазам своим" в ситуации, когда на клетке тигра написано "котёночек" – тот, кто поверит надписи (тому, как должно быть), а не реальности (тому, как есть), тоже рискует, мягко говоря, попасть в серьёзные неприятности.

В свою очередь возникновение недоверия к сказанному (прочитанному) слову спровоцировало формирование более утончённых методов идеологической обработки: то, что называется "борьба меча и кольчуги", каковая с переменным успехом идёт  до сих пор.

Но если ранее прерогатива создания виртуальных миров была в руках власть имущих и их идеологических приспешников, то по мере накала борьбы "меча и кольчуги" эти приёмы стали уходить из-под контроля власти. Их стала применять и оппозиция. А в эпоху рынка к созданию виртуальных миров подключилась ещё и реклама.
В итоге на сегодняшний день мы получили огромный информационный мир, где подчас за виртуальными конструктами не разголядеть мира реального.
В течение многих тысяч лет человек привык опираться на чужую реальность: когда-то это было эволюционным преимуществом, но теперь информации очень много, самой разной, из разных источников разной степени правдивости,  и здравый скепсис становится элементом информационной безопасности для выживания и сохранения ментальной экологии.  Современный человек в цивилизованном мире не столь падок на рекламу, его сложнее ввести в транс с помощью разных суггестивных техник и т.п.

Один из компонентов продолжающейся борьбы "меча и кольчуги" – появление новых технических средств и создание виртуальной реальности в сегодняшнем понимании: компьютерной, сверхреалистичной, предусматривающей обратную связь с пользователем. Эта связь поначалу резко уменьшает возможности применения здравого скепсиса, создавая полную иллюзию совпадения реального и виртуального миров. Если раньше человек мог закрыть газету, выключить телевизор, выйти на улицу и увидеть, что творится вокруг на самом деле – он мог заметить и осознать различные несоответствия, понимая в итоге, что находится в другом мире. Современные компьютерные устройства и симуляторы создают ощущение практической идентичности реальным событиям, и вследствие этого затрудняют определение, в какой конкретно реальности находится человек.

В работе с клиентами я часто пользуюсь следующей аналогией. Человек в шлеме виртуальной реальности идёт по обычному сосновому лесу в хорошую летнюю погоду. При этом в его шлем транслируются всякие фантастические пейзажи, сторонние запахи и звуки. Узнает ли он что-либо о реальном мире? Довольно часто на этот вопрос отвечают - конечно, нет. И приходится отмечать, что – узнает, но тогда, когда столкнётся с реальным деревом, упадёт в реальную яму или реально сломает себе ногу или руку.  Но что тогда этот человек будет знать о реальном мире? Только то, что в нем сплошные жёсткие деревья, непременно стоящие на пути, глубокие ямы под ногами и постоянные травмы конечностей. То есть один негатив.  А весь позитив – в виртуальном мире, за который такой человек будет держаться руками, ногами и зубами. И в результате так и не узнает, что под ногами у него были ягоды, росли цветы, вокруг пели птицы, и можно было дышать свежим воздухом, напитанным целебным запахом сосен.

Если бы у человека была возможность заранее увидеть на своём пути деревья и ямы – ему бы не пришлось ни обо что ушибаться и ничего ломать (по крайней мере, с куда меньшей вероятностью), и при этом можно было бы насладиться и ягодным вкусом, и птичьим пением, и сосновым ароматом.

Поэтому для современного человека крайне актуально умение видеть реальность во всей её неоднозначности и вариативности со стороны рубежа Юма "так есть". А также способность анализировать увиденное и прогнозировать развитие событий. И в результате на основе полученных прогнозов выбирать необходимые для себя пути продвижения с необходимой же подстраховкой от различных вероятных сложностей. Ибо, как говорится, "кто предупреждён – тот вооружён".

Сейчас много говорят о том, что виртуальная реальность затягивает – так же, как ранее пугали "запойным чтением", просмотром телевизора и т.п. Если продолжать аналогию, то рано или поздно человек все равно приобретает некоторый иммунитет к различным идеологическим интервенциям, - вопрос только, какой ценой. И новая виртуальная реальность по сути мало чем отличается от тех, что были ранее. Современный человек, получивший опыт пользования виртуальными шлемами, этот опыт осмысливает, обучается пользоваться сверхреалистичными компьютерными мирами в своих утилитарных, приземлённых целях: для развлечения, получения новых впечатлений без особых затрат, а всего эффективнее для обучения "с погружением". Но так будет происходить лишь в том случае, если у него не будет личной заинтересованности, как в примере выше, удерживать на себе "виртуальный шлем" только потому, что реальный мир воспринимается как одни лишь ямы, столкновения и травмы.

Чем мощнее идеологический прессинг, тем выраженнее может быть здравый скепсис. Но обязательное условие – понимание, что человек находится вне реальности.  Что скоро учебный сеанс или игра закончится, и состоится возвращение к реальному миру. Ибо, как говорится в известной интернет-шутке – "Имеющий глаза да увидит, имеющий уши да услышит, а имеющий руки – да снимет лапшу с ушей".

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу быть женщиной
Я хочу быть здоровым
Я хочу быть знаменитым
Я хочу быть мужчиной
Я хочу быть настоящим мужчиной
Я хочу быть нормальным
Я хочу быть счастливым
Я хочу быть уверенным
Я хочу быть хорошей матерью
Я хочу быть хорошим отцом

Темы: доклады доктора Нарицына, конгрессы, конференции, круглые столы, проблемы адаптации в социуме.

Логин

Пароль