"О жизни и работе: записки психотерапевтической семьи" - план-проспект

Дата создания: 21.07.2019
Дата обновления: 21.07.2019
Предлагаемый издательствам план-проспект книги о профессиональной кухне семьи психотерапевтов, о формировании профессионального и супружеского альянса и опыте семейной жизни и совместной работы.


ФИО авторов
Нарицын Николай Николаевич
Нарицына Марина Петровна

Сведения об авторах:
Нарицын Николай Николаевич -
практикующий врач-психотерапевт, психоаналитик,
действительный член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической лиги,
Европейской Ассоциации Психотерапевтов (ЕАР),
Европейской Конфедерации психоаналитической психотерапии (ЕКПП);
обладатель сертификата Всемирного совета по психотерапии,
автор и соведущий интернет-проекта www.naritsyn.ru
В 1976 окончил Калининский (бывший III Ленинградский) государственный медицинский институт.  С 1976 по 1986 - лектор общества Знание. В 1979 работал в Институте Высшей нервной деятельности и нейрофизиологии АН СССР - исследования микрокапиллярного кровотока в коре головного мозга., в 1985 -  в НИИ Фармакологии АН СССР, лаборатория по изысканию и изучению средств для лечения и профилактики наркомании - математическое прогнозирование последействия психотропных препаратов. Преподавал терапию, психиатрию и спецкурс наркологии, психотерапию (в т.ч. практическую гипнологию).
С 1990 - врач-психотерапевт Центра клинической психотерапии и психологической помощи г.Москвы. с 1992 по 1996 - организатор частной психотерапевтической службы в г.Москве, и практикующий врач-психотерапевт (мультимодальная психотерапия, тренинги по танцевально-двигательной терапии, курсы по РОЗЕН-терапии). Активная популяризация научной психотерапии в СМИ (автор большого числа публикаций в газетах и журналах, выступал на радио и телевидении).
С 1980 по 2009 гг. проходил повышения квалификации на базе ЦОЛИУВ/РМАПО по темам:  "Алкоголизм и неалкогольные наркомании", "Современные методы терапии психических заболеваний", "Психотерапия и психопрофилактика в клинике алкоголизма" , "Психотерапия и фитотерапия в психиатрии и наркологии", "Психогигиена, психопрофилактика, клиника пограничных расстройств, методы психотерапии", "Вопросы клинического психоанализа", "Психотерапия, медицинская психология и сексология", "Терапия творческим самовыражением", "Психотерапия и консультирование семьи".
С 1996 - частнопрактикующий врач-психотерапевт, психоаналитик. Автор десяти книг (пять из которых переведены на китайский язык).


Нарицына Марина Петровна,
практикующий психолог, психоаналитик,
консультативный член ОППЛ, член ЕКПП,
автор, администратор и соведущий интернет-проекта www.naritsyn.ru
В 1992 окончила МГПИ (Московский государственный педагогический институт - с 1990 г. МПГУ - Московский педагогический государственный университет), физический факультет, дополнительная факультативная специализация "школьный психолог". С 1992 по 1996 гг. - организация совместно с супругом Н.Н.Нарицыным частной психотерапевтической службы в г.Москве. Активная популяризация психотерапии в СМИ (подготовка большого числа публикаций). С 1996 г. - работа совместно с супругом Н.Н.Нарицыным в частной практике (администрирование, продвижение, маркетинг, копирайтинг, подготовка книг).С 2000 по настоящее время - открытие и ведение информационно-консультативного интернет-проекта по практической психологии и психотерапии - www.naritsyn.ru (администратор, котерапевт,  контент-менеджер).
В 2016 окончила Восточно-Европейский институт психоанализа (г.Санкт-Петербург) по специальности "психолог" плюс профессиональная переподготовка по психоанализу. По итогам защиты диплома - соавторская публикация "Психологические особенности потенциального потребителя психологических услуг" в сборнике "Эпоха психоанализа: теория и практика", изданном по материалам конференции, посвященной 160-летнему юбилею со дня рождения Зигмунда Фрейда и 25-летию Восточно-Европейского Института психоанализа
С 2017 по 2019 гг. проходила повышения квалификации на базе ВЕИП по темам: детский психоанализ, трансактный анализ, психотравма и посттравматические расстройства, семейная и парная психотерапия.
С 2010 г. ведет блог о жизни и работе психотерапевтической семьи - https://naritsyna.livejournal.com/ .


Телефон: (916)599-75-12

***


Планируемый объем (без учета рисунков): 200-250 стр.

Процент готовности рукописи: 40%


Содержание книги (примерное оглавление):

1. Как все начиналось (наша семейная и профессиональная история)
создание семьи или профессионального партнерства?
о профессиональном героизме и прочих начальных трудностях
век живи – век учись (о поддержании профессионального мастерства на должном уровне)

2. Профессиональная кухня (специфика наших клиентов и работы в психотерапии)
о выборе психотерапевта и профессиональных кредо
о товарище Контаминанте, синдроме чайника и прочей рабочей проблематике
о разделении труда (как психотерапевты работают вдвоем)
о синдроме попадьи
о подводных камнях частной практики

3. Создаём контент
как и о чем мы пишем (о написании статей и книг вместе)
как и про что мы рассказываем (о скайп-курсах, как их вести вдвоем)
как мы попали в интернет и там остались ( о дистантных методах работы)
блого- и сайтоведение

4. Про нашу семью
роль рекреации в профессии
головой и руками: клиническое мышление в быту
о воспитании детей
о мужском и женском
наша семья и другие звери
про экстремальную ситуацию: как мы столкнулись с онкологией и что из этого вышло


Аннотация:
Авторы этой книги – супруги и коллеги, врач-психотерапевт, психоаналитик Николай Нарицын и психолог-психоаналитик Марина Нарицына – больше двадцати пяти лет работают вместе. На этих страницах они отвечают на вопросы: как вы работаете вдвоем? отличается ли чем-то психотерапевтическая семья от обычной? какие проблемы приходится решать чаще всего? как вообще сложилось такое сотрудничество и нет ли в нем профессионального соперничества? а как писать вдвоем статьи и книги? И так далее, и тому подобное.
Читатель данной книги получит представление о том, что:
- психотерапевты и психологи – реальные живые люди
- иногда психотерапия действительно работает
- как вообще пользоваться психотерапией, чтобы она пошла вам на пользу
- как психотерапевты могут работать в тандеме и чем это выгодно для клиентов.



Целевая аудитория, для которой предназначена книга
Книга может быть интересна:
- потенциальным клиентам: тем, кто думал обратиться за помощью к психотерапевтам, но сомневался и не мог понять, как это работает
- клиентам с негативным опытом: тем, кто, возможно, уже разочаровался в психотерапии
- людям, которые в принципе хотели бы поподробнее узнать, что это такое
- психологам и психотерапевтам, которым любопытно, как складывается рабочая жизнь коллег
- коллегам, которые начинают свой путь в частной практике и интересуются, как этот путь прошли другие.


Варианты продвижения: реклама на сайте, реклама в соцсетях, встречи с читателями, материалы в СМИ.



Образец текста для оценки стилистики:


"КАК МЫ ПИШЕМ ВМЕСТЕ

Все, кто узнаёт про нашу профессиональную кухню по созданию статей и книг, периодически спрашивают:
- Как это вы пишете вдвоём?
Тут возникает искушение цитировать небезызвестных Ильфа и Петрова, которые в предисловии к "Золотому телёнку" тоже отвечали на этот вопрос: "Как мы пишем вдвоём? Да так и пишем. Как братья Гонкуры. Эдмонд бегает по редакциям, а Жюль стережёт рукопись, чтобы не украли знакомые". Обычно собеседник в этом месте хохочет, и вопрос закрывается. Но тем, кто вынужден соприкасаться с этой нашей кухней подробнее  - обычно это издатели, редакторы, коллеги и клиенты, - просто шуткой не удовлетворяются. И тогда мы излагаем им правду, как есть.
Началось все с того, что Николай Николаевич знал, что писать, а Марина – как писать.

Вообще, чтобы понять, как у нас само собой сложилось такое соавторство, нужно представить, с каким багажом мы встретились в точке нашего знакомства: Николай Николаевич – дипломированный специалист с регалиями и, что важнее, огромным теоретическим и практическим опытом, и с огромным количеством информации, которую очень хотелось выгрузить вовне, но с некоторыми трудностями облечения ее в формальные слова. И Марина – вчерашняя студентка со стопроцентной литературной грамотностью и "чувством языка", но о психологии знающая только то, что давали в пединституте на лекциях и на факультативе "школьный психолог".
Здесь хочется сделать некоторое профессиональное отступление и рассказать, почему некоторым людям, при всем наличии у них интересной информации и ораторских умений, бывает сложно излагать свои мысли письменно.

Потому что они видят общую картину, а не ее описательные составляющие. И если подбирать эти самые описания на уровне устной речи еще так или иначе могут (и рассказывают иногда весьма увлекательно), то вот с письменными формулировками – обычно беда полная. Более того, с грамотностью беда, при всей начитанности! Как говорится -  "Правильнописание у меня хромает. Оно хорошее, но немножечко хромает!"

Рассказывает Николай Николаевич:
- Люди шизоидного склада личности, те, кого мы сейчас называем внестандартными, имеют буквально своё особое бессознательное, которое функционирует по несколько иным принципам. Оно показывает своему обладателю красочные картины, создаёт необыкновенные ассоциации, позволяет формулировать неожиданные выводы – и по сути, это ведь и называется талантом: умение видеть и описывать то, чего не видят другие. То есть каждый внестандартный человек хоть в чем-то да талантлив, непременно: потому что он смотрит на мир иначе, вне общепринятых шор, и это позволяет ему находить порой такие обходные пути во вроде бы безвыходных ситуациях, что многие вокруг диву даются. Однако с облечением своих мыслей в письменную форму могут быть проблемы, да и с грамотностью тоже: потому что, даже читая много разной литературы, такой человек не запоминает правописания отдельных слов и конструкций, а воспринимает смысл в общем: что называется, видит лес, а не отдельные деревья в нем. И порой ему не так важно, какими словами написано, важнее – о чем в целом.
А кроме того, если мышление человека требует каких-то логических обоснований и функционирует по принципу "Объясните, почему так, а не иначе", то ему бывает проще ориентироваться в математике и физике, чем в лингвистике: в математике есть выводы и доказательства, в физике – результаты опытов и наблюдений, в лингвистике же есть правила, которые в большинстве своём основываются на известной шутке "Это невозможно объяснить, это нужно просто запомнить".  И этот момент в принципе вызывает у такого человека сложности, не только в изучении грамматики. И с грамматикой в подобных случаях обычно все довольно печально: такого ученика стыдят, что он мало читает, называют безграмотным лентяем и двоечником, а он просто мыслит и воспринимает по-другому. У него абстрактное мышление, требующее, чтобы непонятные вещи разбирались через аналогии, которые более понятны и естественны. А в грамматике такого нет!
И в силу того, что на каждом вступительном экзамене в институт нужно писать сочинение – люди с подобной структурой мышления подчас, как ни парадоксально, при всем своём интеллекте остаются без высшего образования.

Обычно Н.Н. не рассказывает историю, как он сам поступил в медицинский институт, но раз уж пошёл такой разговор, то и этим детективом можно поделиться. В далёком 1970 году он сидел в аудитории на вступительном экзамене – писал сочинение. Позади были отлично сданные другие предметы: математика, физика и химия. Осталось самое сложное. Конечно, перед этим были дополнительные занятия, всякие диктанты и прочие способы подстраховаться, но полной уверенности не было (а надо сказать, что у людей с определённой структурой личности полной уверенности не бывает никогда и ни в чем, и для психотерапевта, особенно не готового работать в авторитарной манере, это весьма полезно).
В то время по аудитории ходила женщина-проверяющая из числа преподавателей, которая следила, чтобы абитуриенты не списывали.  И, кроме всего прочего, заглядывала в их записи. Вот она подошла к абитуриенту Нарицыну, глянула в его листок… и зачиталась. А потом, возможно, не совсем осознанно, взяла ручку и начала, благо это был черновик, править ошибки.
Сейчас мы смеёмся, что благодаря этой женщине мир получил классного психотерапевта с нестандартным взглядом на решение проблем и консультативным подходом. Но кроме шуток – абитуриент поступил в мединститут, успешно его закончил, получил соответствующие специализации… и продолжает по факту учиться до сих пор, как завещала альма матер, но это уже другая история.

А возвращаясь к моменту нашего знакомства – на то время Н.Н. пытался писать какие-то статьи, но создание письменного текста занимало у него настолько долгое время, что в итоге с этим никто не хотел связываться.
Да и не писали мы поначалу особо ничего, ни вместе, ни по отдельности. Не было особой потребности, скажем так. Мы сперва вместе обсуждали вопросы психологии и психотерапии, потом пытались закрепиться на работе по этой специальности (а надо напомнить, что специальность "психотерапия" появилась в России всего двумя годами ранее, в мае 1988), потом организовывали своё дело, регистрировали брак, потом думали, как это самое дело организовать так, чтобы оно работало… Так прошёл 1992 год, потом 1993, за это время Н.Н. дал пару-тройку интервью, как и прочие его коллеги, а в 1994-м на нас вышла газета "Домашний Доктор".
- Николай Николаевич, а напишите нам статью? Мы в качестве гонорара ваш контактный телефон дадим под вашей подписью.
Н.Н. сказал, что подумает, и мы сели думать. Потому что было над чем.
С одной стороны, реклама своему делу нужна, очень нужна, да к тому же бесплатная! Подробная! Развёрнутая! Вообще соблазнительно. Но с другой стороны – журналистика обычно оперирует категориями типа "нужно было вчера", а тут написание статьи может занять несколько месяцев. И как быть?

Рассказывает Марина:
- Тут я могу сказать спасибо собственной внутренней импульсивности, которая была у меня тогда, в молодости. Мне было двадцать четыре, и я куда меньше сомневалась. Просто взяла листок бумаги, ручку и сказала супругу:
- Диктуй. Я запишу.
Диктовать, правда, не получилось, и оно тоже логично: если бы у него были в голове готовые предложения, он бы и сам их записал! Получилось набросать то, что сейчас называется "синопсис": краткое содержание того, что должно быть в статье. А потом я села и сделала это в виде полноценного текста: смею надеяться, читабельного. Потому что газета эту статью забрала, горячо поблагодарила и опубликовала в ближайшем выпуске, как и обещала, с телефоном. И по телефону начали звонить.
Мы тогда посмотрели друг на друга и сказали:
- Ты гляди! Работает!

Это был момент рождения нашего профессионального соавторства.
Потом была газета "Частная жизнь", потом АиФ – "Дочки-матери", потом еще, еще, еще… Хотя теоретически мы не изобрели ничего нового: потом со временем начало выясняться, что многие знаменитости, например, пишут так свои мемуары: просто рассказывают, что хотели бы видеть в тексте, а литературный обработчик записывает.  И по факту все наши материалы – статьи на сайте, книги, соавторские научные доклады (и кое-какие не соавторские, что греха таить) – были написаны именно таким образом.
Но при таком сотрудничестве, особенно в области психотерапии, причём практической, важно помнить некоторые принципиальные моменты.

Во-первых, у литобработчика и самого психотерапевта должен быть идентичный почерк и язык: чтобы не было диссонанса. Потому что будущий клиент прочитал материал о той или иной своей проблеме, почувствовал некоторый резонанс с тем языком, которым эта статья написана (а не только с профессиональным подходом к решению проблемы), потом пришёл на приём – а там с ним совсем на другом языке разговаривают. Вот здесь нам пришлось какое-то время этот общий язык вырабатывать, но опять же, смеем надеяться, что мы его все-таки выработали.

Потом, важно за красотой литературных формулировок не потерять научную истину. Оно было особенно важно, когда мы только начинали писать. Это сейчас, через 25 лет фактической практики "из-под руки", Марина стала не только литобработчиком, а полноценным самостоятельным специалистом-консультантом со своими взглядами и подходами, и получила второе высшее образование по психологии и специализацию по психоанализу. Кстати, теория контаминации в том виде, в котором мы ее предлагаем на практике – это ее идея, и таких идей было еще много.

И еще важный момент – в таком совместном психотерапевтическом творчестве крайне важно отсутствие иерархических игр и соревнований внутри пары. Клиентам часто приходится говорить, что, например, супруги в семье – как лошади в одной упряжке (а по сути от слова "супряга" и пошло название семейного союза – супружество). Они вдвоём везут какой-то жизненный груз, и смешно начинать соревноваться, кто тянет больше или бежит быстрее. Если один в такой связке начнёт обгонять другого – то повозка просто свалится в какой-нибудь овраг, да и всё.

И возможно, такое соавторство получилось у нас изначально потому, что никто не претендовал на иерархическое превосходство. Оба были и остаются равными партнёрами в этой супружеской и профессиональной связке.

Но тогда наверняка возникает вопрос: почему же, раз вы изначально писали всё вместе, до сегодняшнего времени подо всеми материалами подписывался только один автор?
А тут, скажем откровенно, ничего личного, только здоровый прагматизм.

Прежде всего –  тогда у нас было весьма гендерно напряжённое общество. Оно и сейчас в какой-то мере таковым остаётся, но сегодня женщинами – авторами книг и психотерапевтами – никого особо не удивишь, а тогда это воспринималось с ноткой пренебрежения: мол, что там баба может накреативить? Кто помнит – тогда женщин даже в качестве водителей практически не было, а те немногие, что были, вызывали у коллег по движению живой интерес (не всегда положительный и безопасный). Поэтому женская подпись под материалом просто могла привести к снижению интереса к самому материалу как минимум у редакторов и издателей.
Потом (и это по сути основная причина), тогда Марина пока приём не вела. А здесь опять же хорошо бы не иметь диссонанса: кто рассказывает о той или иной проблематике и ее решении – тот и клиента в кабинете встречает. Иначе практически никак. А еще случались ситуации, когда клиенты напрямую заявляли: я бы к вам пошел/пошла, но вы мужчина! Я к женщине хочу!  Женщина с вами не работает? И будь тогда под материалами еще и женская подпись – было бы, что называется, сложнее отвертеться.
И наконец, работа в соавторстве с супругой приводила к тому, что коллеги и читатели начинали считать такого мужчину подкаблучником. Какую-то там книжку или статью написать без жены не может! И ценность этой самой книги или статьи опять же резко снижалась. 
Что любопытно, некоторые коллеги потом писали свои книги в соавторстве с супругами, но, во-первых, это было уже много позже, а во-вторых, супруги на тот момент уже были практикующими специалистами.

Таким образом, до недавних времён мы следовали общему решению – подписывать все материалы, кроме нескольких официальных соавторских докладов, одной фамилией: доктор Нарицын. Но сейчас и времена изменились, и мы сами изменились тоже. Так что данная книга уже выходит в официальном соавторстве.

И в заключение вспомним, как мы – опять именно мы вдвоём! – в 2015 году писали послесловие к книге "Большие глаза".  В самой книге как раз повествовалось об истории художницы Маргарет Кин, которая рисовала интересные портреты, а ее супруг их продавал под своей подписью: потому что в те времена продать женские работы было невозможно. И они разделили обязанности: она рисует, он подписывает и реализует. Однако вскоре, когда дела пошли в гору, супруг Маргарет  решил, что не станет делиться с ней своими выгодами от продажи картин (если размышлять логически – это было примерно то же, что прирезать курицу, несущую золотые яйца, но сомнительно, что Уолтер Кин тогда пользовался логикой). Он решил, что ему ничего не грозит, он же официальный автор, поэтому всё будет принадлежать ему – и слава, и деньги, и прочие дивиденды с продаж! Вот это те самые иерархические игры, о которых мы говорили выше. Тот самый момент, когда в отношениях между супругами – в данном случае с одной стороны, но бывает по-разному – возник вопрос "кто в этом творчески-предпринимательском тандеме важнее и главнее".

Послесловие к книге мы написали, и даже получили за него гонорар. Подпись под текстом снова была одна – доктор Нарицын, со всеми регалиями. Но кстати, сейчас сложно припомнить, на чьё имя в итоге гонорар был перечислен. Может, потому не помнится, что в данном случае оно совершенно не принципиально".



Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу найти выход
Я хочу найти помощь
Я хочу найти совет

Темы: издателям, специфика профессии психотерапевта.

Логин

Пароль

Запомнить