ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Психоанализ как клинический инструмент

Дата создания: 14.08.2013
Дата обновления: 14.08.2013
Формально суть психоаналитической работы заключается в простой фразе: помочь человеку понять, что в его бессознательном мешает ему жить так качественно, как ему бы хотелось. Вооружить человека знаниями о тех механизмах и процессах, которые создают сложности как внутри самой его личности, так и в общении с окружающими, во всей конкретике системы "человек-среда".

Из новой книги
"По стопам Фрейда и немного вперед:
о бессознательном и не только"

 

 



Самая практичная вещь – это хорошая теория.

Известный афоризм

 

Психоанализ многим известен как некая теория (а скорее – как набор некоторых теоретических догм): о нем сочиняют анекдоты и читают научные доклады, но мало кто из неспециалистов представляет себе, как работает психоаналитическая теория на практике.
Если знать, как работают ваше собственное бессознательное, сознание и цензура, можно использовать эти знания себе на благо, а не ориентироваться в этой области вслепую. Или еще короче:  кто предупрежден – тот вооружен.

Психоаналитические методики давно используются в психотерапевтической практике как одно из мощных клинических средств: в частности, весьма результативными в диагностическом и терапевтическом плане оказываются методы, связанные с непосредственным анализом бессознательного: той самой подводной части айсберга, из-за сбоев в работе которой у человека могут возникать самые различные проблемы.

Формально суть психоаналитической работы заключается в простой фразе: помочь человеку понять, что в его бессознательном мешает ему жить так качественно, как ему бы хотелось. Вооружить человека знаниями о тех механизмах и процессах, которые создают сложности как внутри самой его личности, так и в общении с окружающими, во всей конкретике системы "человек-среда".

Некоторые бессознательные процессы корнями уходят в довольно далекое прошлое человека, некоторые цензурные установки вовсю влияют на бессознательное поведение, и так далее, и тому подобное: но проблема в том, что самому человеку нередко это не очевидно. В общении люди обычно опираются на "видимую часть"  своего "психо":  формально, как правило, на разум, на сознание. Но далеко не все, к сожалению, этим сознанием (разумом, логикой) активно пользуются. Те или иные потребности часто облекаются в социальную форму: иными словами, бессознательное руководит поведением, а потом человек объясняет свои поступки с позиции якобы сознания – почему он так сделал или почему так произошло. Как говорят в школе – получается типичная подгонка под ответ.  Сперва совершается поступок – а потом придумывается фактически оправдание для себя и окружающих, почему нечто было сделано именно так. Таким образом человек подводит сознательную (а чаще цензурную) базу под свои неосознаваемые действия. И неудивительно, что эта база оказывается не соответствующей реальности.
И от подобных разночтений как раз возникает самая разная внутриличностная и межличностная проблематика.

Практические методы психоанализа позволяют понять, как возникают подобные проблемы, чтобы человек мог впоследствии их себе не создавать.
Объем бессознательного огромен, и подвергнуть психоанализу его весь – не хватит всей жизни анализируемого, да и аналитика. Дай бог добраться до тех конкретных проблемных зон, которые создают конкретные сложности и значимы для определенных поступков и решений. Поэтому в классическим фрейдовском психоанализе иногда бывает важно ставить некоторые ограничения на глубину и протяженность аналитического процесса.

О практической аналитической работе можно сказать и таким образом: да, обычно клиент с помощью психоаналитика, как говорится,  копается в прошлом, но не во всём прошлом (а то можно там надолго закопаться), а только в той части и в таком объеме, чтобы понять – что можно и нужно сделать/изменить в настоящем, чтобы впоследствии прийти к желаемому для клиента будущему.

Сущность психоаналитической терапии, ее направленность определяется в первую очередь этой связкой трех времен: прошлого, настоящего и будущего. Многие психоаналитики существенно углубляются в детство клиента, еще в какие-то прошедшие события, в семейно-родительские взаимоотношения… но опять – не просто так, не ради любопытства, а для получения информации о необходимых изменениях для будущих результатов. Фактически это суть перевода всех теоретических знаний  психоанализа в практическое русло.

У тех, кто только начинает знакомство с психоанализом, часто возникает вопрос: да, производя вышеупомянутую подгонку под ответ (поступки и мотивы), люди вроде бы добровольно заблуждаются, подводя под мотивированные бессознательным поступки сознательную базу: а бывает ли несколько иначе? Например, некоторые психоаналитики пытаются объяснить поступки и ощущения клиента теми событиями из его, клиента, бессознательного, которые буквально притянуты за уши. И здесь возникает довольно существенная проблема практического психоанализа – так называемый трансфер/контртрансфер. Увы, при недостаточном понимании сущности психоанализа как терапевтической методики психоаналитик может свои бессознательные ощущения и потребности переводить в осознаваемую форму и, жонглируя профессиональными терминами, додумывать нечто свое по поводу поступков и реакций клиента с позиции собственного бессознательного. То есть работает тот же самый механизм: придание бессознательным реакциям формы сознательной деятельности, но уже со стороны консультанта.

И потому один из основных профессиональных принципов практического психоанализа – помочь клиенту вскрыть какие-то вещи в его бессознательном как отдельные связи, но ни в коем случае не делать этого за клиента, не навешивать ему ярлыков и не делать собственных выводов: клиент сделает свои выводы сам, аналитик лишь предоставляет ему для этого максимально подробную индивидуальную информацию и лишь содействует клиенту в возможности  "увидеть собственные уши без зеркала" и самому сделать свои открытия в области своего бессознательного.

Вообще основа психоаналитической терапии – вывести человека (точнее, помочь человеку выйти) на самоосознание своего бессознательного и продуцируемых им возможных проблем, на понимание себя самого. А не рассказывать клиенту с позиции великого гуру, что творится в его бессознательном с точки зрения аналитика.

Иногда в этом и заключается основная сложность психоаналитической работы. Абстрактному психоаналитику иногда кажется при анализе клиентского бессознательного:  о, да тут же всё так просто, да у вас вот это и вот это, еще дедушка Фрейд об этом писал!.. Особенно любят в таких случаях жонглировать разными теоретическими терминами, иногда без привязки к конкретной реальной ситуации. А порой вообще излишне упрощают аналитический процесс, что приводит к искаженному пониманию психоанализа  на уровне теории и к проблемам в практической работе с клиентами.

Поэтому клиенту стоит насторожиться, если, к примеру, потенциальный консультант-психоаналитик навязывает ему прямые однозначные толкования ассоциации и бессознательных реакций, и при этом убеждает клиента, что то-де "на самом деле именно так думает". Кстати, эти проблемы были еще во времена Фрейда: почему он и ввел традицию не вмешиваться в принципе в монолог клиента, а то и сидеть так, чтобы клиент с кушетки не видел консультанта. Понятно, что это другая крайность, но в те времена, когда слово врача было супер-значимым – это был чуть ли не единственный вариант избежать искажённой и навязанной трактовки бессознательных проявлений.

И еще одна проблема, сильно ограничивающая применение психоанализа на практике – клиент психоаналитика должен быть достаточно интеллектуален и хотя бы минимально психологически грамотен. Вроде бы – зачем это ему, он же как раз идет к специалисту?  А затем, чтобы он сам мог увидеть и понять (с помощью консультанта), что происходит в его собственном бессознательном. И сделать те самые собственные выводы (принять собственные решения), о которых говорилось выше. Чтобы, если хотите, суметь максимально эффективно воспользоваться помощью психоаналитика: для этого нужны какие-то базовые знания, азы; а также умение самому аналитически мыслить и простраивать адекватные причинно-следственные связи. Иначе аналитический процесс превратится в тот самый набор лозунгов и терминов, приводящий только к негативному послевкусию.

Но отсюда следует еще одна сложность: нельзя напрямую сказать (и выдвинуть, к примеру, рекламный слоган), что "психоанализ -  методика для умных людей". Опять же потому, что в нашем социуме те, кто умеет нестандартно мыслить, аналитически подходить к ситуации и озадачиваться причинно-следственными связями дальше уровня "после того – вследствие того", в силу различных причин, к сожалению, не считают себя умными людьми. И если сказать, что психоанализ – для умных, то никто из реальной целевой аудитории до психоаналитика не дойдет. Поэтому можно сказать так: психоаналитические методики – для тех клиентов, которые сами о себе и своей ситуации хотят знать больше. И готовы эти дополнительные знания анализировать сами (или учиться этому), а не перекладывать всю ответственность за свой выбор на терапевта.

А еще интеллект и готовность анализировать нужны клиенту затем, чтобы грамотно подобрать себе психоаналитика. В глазах непрофессионального наблюдателя психоанализ обладает некоей внешней загадочностью и непознанностью (еще большей, чем когда-то у гипноза), и поэтому отношение к данной науке редко бывает равнодушным: за всю историю развития психоанализа отношение к нему менялось от негативно-отрицательного до влюбленно-восхищенного (и наоборот), но редко когда было взвешенно-нейтральным. В любом случае отношение к психоанализу, основанное большей частью на запретах и эмоциях, в итоге сделало данной науке так называемый "черный пиар", что увеличило к ней своего рода экзальтированный, "нездоровый" интерес. А применимость психоанализа в качестве лечебно-терапевтической методики во многом переводит психоанализ в условиях рыночной экономики в разряд услуг, причем услуг "модных", брендовых, недешевых. Психоаналитическая терапия при всей своей чрезвычайной сложности давно стала товаром, что вызвало у различных целевых групп дополнительный повышенный интерес и создало почву для конкуренции (увы, не всегда добросовестной). Кроме того, возникло много организаций-претендентов на единоличное владение данным "брендом" и монополизацию "прав".

В связи с этим подбор консультанта-психоаналитика для практической работы желательно осуществлять по известному студенческому принципу: "Имеющий глаза да увидит, имеющий уши да услышит, а имеющий руки – да снимет лапшу с ушей".  Хотя бы потому, что в силу брендовости психоанализ часто может применяться не по показаниям и вместо эффективного решения проблем оказать негативное воздействие.

Грамотный профессиональный психоаналитик обычно не занимается передергиванием ни в сторону вопросов идеологии, ни в область веры и любой религии, ни в теорию "волшебной кнопки": как правило, практическая аналитическая терапия – это, простите за тавтологию, сухой анализ возможно не самых приятных для клиента вещей. Кстати, об этой "не всегда приятности" при заглядывании в бессознательное клиенту тоже нелишне знать заранее.

 

Этот материал можно обсудить в нашем блоге.


Логин

Пароль