ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Социофобия

Дата создания: 02.12.2011
Дата обновления: 28.10.2016
Этот диагноз становится подчас определенным прикрытием и оправданием. Но здесь стоит обратить внимание на другой аспект: если есть некая потребность в защите - то от чего/кого? Если есть нужда в оправдании - то кто обвинитель и какое обвинение он выдвигает?

 

"Под социофобией понимают упорную иррациональную боязнь исполнения каких-либо общественных действий (например публичных выступлений), либо действий, сопровождаемых вниманием со стороны посторонних лиц (боязнь пользоваться местами общепита, общественным туалетом, невозможность заниматься чем-либо при наблюдении со стороны и т.п., либо даже просто встреч с незнакомыми людьми и лицами противоположного пола). При социальной фобии, в отличие от панического расстройства, всегда существует четкая, как правило, единственная, ситуационная причина, запускающая каскад психовегетативных проявлений, которые на высоте могут быть неотличимы от панических атак (покраснение лица, тахикардия, сердцебиение, потливость, тремор… и др.). Тревога ожидания и поведение избегания также являются непременными атрибутами социальной фобии и чаще всего возникают в связи с возможностью попасть в ситуацию наблюдения со стороны посторонних лиц. Многие признаки социальной фобии, такие как страх перед публичными выступлениями, присутствуют у здоровых лиц, поэтому диагноз выставляется лишь в том случае, если тревога вызывает значительный дискомфорт, а фобические переживания оцениваются как чрезмерные и необоснованные".

Словарь психиатрических и относящихся к психическому здоровью терминов НЦПЗ РАМН



...В последнее время часто поступают жалобы такого плана: "Помогите, пожалуйста, у меня социофобия. Что мне делать?"  
Начнем с того, что если это и вправду фобия (а это диагноз, который должен ставить только специалист), то заочно сказать, "что делать", невозможно. А потом, прежде чем говорить, что делать с той или иной социофобией, желательно разобраться - что это вообще такое? Потому что нередко фобией называют тот или иной страх - а он собственно фобией в клиническом (медицинском) понимании и не является.  

В приведенном выше определении очень важно слово "иррациональная" - то есть необоснованная логически, вроде бы беспричинная. Другое важное слово - "упорная": то есть страх является не какой-то дополнительной частью жизни, а словно ведет человека за собой, определяет все его остальные действия, несмотря на свою вроде бы нелогичность. Поэтому очень важно, называя кого-то "социофобом", уточнить - а страдает ли он сам оттого, что, к примеру, избегает лишнего (по его мнению) общения с окружающими?

Сложно назвать социофобом человека с достаточно выраженной степенью интроверсии. Потому что лично для него "отшельническое существование" - порой само по себе благо. Он стремится к  уединению потому, что оно в принципе ему комфортно.  

Вряд ли являются социофобами и те, кто отказывается ходить в "чужеродные" для себя компании - где общение для конкретной личности становится в лучшем случае скучной тратой времени, где просто "не с кем и не о чем поговорить".

Сложно называть социофобами и тех людей, которых таковыми назвал американский психолог Дэвид Линдхольм: "Этому человеку очень трудно зайти к соседу, чтобы попросить насос для машины". Здесь с социофобией можно перепутать элементарное стремление к определенной самодостаточности. Например, человеку куда комфортнее заранее купить себе собственный насос, чем идти к соседу и просить у него - рискуя, что соседа нет дома, что у него нет насоса, что в конце концов, сосед просто необоснованно откажет - а если не откажет, так сам таким образом становишься невольно соседу "чем-то обязан", что тоже бывает не всем приятно.

Страхи перед общением с родственниками, с сотрудниками на работе – тоже далеко не всегда социофобия. Что удивительного, если кто-то не хочет лишний раз навещать того или иного родственника - если изначально знает, что родственник начнёт говорить неприятные вещи, а притом еще знает, куда больнее бить? Что странного в том, что человек стремится избегать встреч с начальником - если начальник по характеру занудный брюзга и его хлебом не корми, дай к чему-нибудь попридираться? Что непонятного в том, что страшно звонить кому-то для обсуждения вопроса, который по сути откровенно "нетелефонный" (то есть процент неудачи при таком общении куда выше, чем при личной беседе)? Совершенно зря подобные страхи сваливаются в кучу и называются социофобиями: у них есть вполне обоснованные, понятные для данной личности причины. Точно так же можно именовать какой-нибудь "огнефобией" вполне логичное нежелание человека лезть "без страха и сомнения" в какое-нибудь горящее здание, да еще без соответствующей защитной экипировки.

Кстати, ту же застенчивость тоже сложно именовать социофобией - по крайней мере пока эта застенчивость не разрослась до размеров невроза, ибо фобия, собственно, и есть разновидность невротического состояния.


* * *

Вообще о социофобиях как о медицинском диагнозе заговорили сравнительно недавно. И если ранее имела место так называемая "гиподиагностика" этого явления (то, что являлось социофобией, диагностировали как нечто другое), то на сегодняшний день имеет место, наоборот, гипердиагностика - социофобиями называют даже то, что ими не является. Причем чаще всего этот "диагноз" люди ставят себе самостоятельно.

Нередко это происходит потому, что сказать себе самому "я застенчив", "я боюсь выступать на публике", "мне сложно общаться" и т.п. - это вроде как с одной стороны, слишком обыденно, а с другой стороны, в какой-то степени стыдно. А вот сказать себе "у меня социофобия" - это уже "красивый непонятный диагноз". В том числе нередко присутствует и такой неосознаваемый подтекст: "Фобия - это уже вроде как болезнь, поэтому ничего удивительного, что я иду на поводу у этой болезни и прячусь за этот термин, как за определенный "несокрушимый довод": ведь не в моих силах преодолеть эту болезнь, поэтому будьте добры относиться к моей фобии с пониманием". То есть этот диагноз становится подчас определенным прикрытием и оправданием.

Но здесь стоит обратить внимание на другой аспект: если есть некая потребность в защите - то от чего/кого? Если есть нужда в оправдании - то кто обвинитель и какое обвинение он выдвигает? Здесь как одну из гипотез могу предложить вариант так называемой контаминации внутренней цензуры извне, или "заражённого внутреннего Родителя". У многих людей он, как своеобразный внутренний наказующий голос,  формируется с детства и становится своего рода недовольным оценщиком, недоброжелательным критиком и реальным обвинителем: "Ты не умеешь общаться! Ты боишься выступать на публике! Ты застенчив, стеснителен, ты никуда не годная личность" и так далее: порой - до формирования сопутствующего синдрома самозванца. И тогда в рамках естественных защит человек находит вроде бы  подходящее решение: "Я не застенчив! - говорит он не себе, а своему контаминанту. - Я не боюсь выступать! Я болен! У меня социофобия!"
Не зря один из методов работы с внутренним контаминантом - "авторитетом на авторитет": против такого серьезного диагноза ему бывает и нечего возразить. Но беда, если психотерапевтические методы используются вне собственно процесса психотерапии: самолечение может привести к уже новому подавлению замещающим авторитетом, в данном случае - якобы серьезным диагнозом. И у человека опускаются руки: "С этой болезнью мне уже не справиться".

В наших реалиях о социофобии как о болезни начали говорить тогда, когда закончились политические и социальные изменения начала 90-х годов. В начале этих изменений вроде бы заявлялось, что теперь "чуть ли не каждый может стать миллионером, если вовремя подсуетится". Но как можно легко понять - этого смог достичь вовсе не каждый, даже если несколько снизить планку и считать миллионы в рублях.  И многие из тех, кто "и до этой планки не сумел допрыгнуть", прикрыли факт того, что "не стали миллионерами", именно этим диагнозом: "Я не достиг многого не потому, что я чего-то не умею, а потому, что у меня социофобия". Опять же - в качестве защиты от внутреннего контаминанта: "Вот, другие смогли, а ты ничтожество!"

В связи с этим можно предположить, почему на социофобию жалуются в основном подростки и молодые люди. Скорее всего это те, кого цензурная контаминация заставила слишком высоко для себя поднимать планку: бессознательно они чувствуют, что на ту высоту, которую заставил их наметить себе внутренний оценщик, им не запрыгнуть, поэтому снова надо готовить этому какое-то оправдание.

Если у человека есть возможность рассуждать без вышеупомянутой контаминации - тогда он логично приходит к выводу, что "всё и сразу" в реальной жизни ему нигде не дадут: придется подниматься постепенно. Причем иногда доведётся и упасть, скатившись на несколько ступенек вниз, а потом встать и далее подниматься снова. Вот такой человек, все это понимающий и принимающий, социофобией страдать не будет. А тот, кто под давлением внутреннего оценщика думает "вот приду получать работу, для которой у меня еще нет ни умения, ни опыта, ни способностей - и мне должны ее сразу дать, иначе мой внутренний голос мне опять скажет, что я ничтожество" - тот закономерно "потерпит неудачу". И логично будет со временем уже невротически бояться повторить попытку еще и еще раз: "Потому что там мне все равно откажут". Конечно, откажут, если ставить цели не по результатам аналитических рассуждений (в том числе закладываясь и на те или иные ошибки и шаги назад), а под давлением деструктивного цензора.  И такие отказы будут следовать с завидной регулярностью. А в результате человек сядет дома на диван и скажет: "Всё, не буду я ничего делать, потому что у меня всё равно не получится; и никуда не пойду, потому что всё равно меня выгонят". Однако подумать, почему его выгоняют и почему у него не получается, он не сможет, пока его цензура заражена, а логика, соответственно, временно отключена тем самым оценщиком. И просто назовёт свое нежелание той же "социофобией", чтобы контаминант не ел его поедом.

Человек в подобной ситуации, как правило, больше всего боится увидеть обоснованность своих подобных страхов (даже если он эту обоснованность может как-то для себя уяснить). Он боится самому себе сказать: "Я еще не умею общаться с этой средой; мои претензии неадекватны; мне надо достигать всего постепенно, ступенька за ступенькой". Как минимум потому, что тут же вступит контаминированная цензура: "А я тебе изначально говорю, что ты - ничтожество!" И уходя от страха услышать нечто подобное, человек обращается к психотерапевту с просьбой: "Помогите мне избавиться от социофобии". Причем в контексте нередко выясняется, что "именно так помогите, чтобы я стал всех сильнее, не прикладывая к этому никаких трудов; чтобы все вокруг сразу удовлетворили мои амбиции, и чтобы я получил всё сразу и без каких-либо усилий с моей стороны, и тот, кто все время критикует и кусает меня изнутри, перестал бы это делать, потому что я наконец смогу перепрыгнуть тот пятиэтажный дом. который он меня каждый раз заставляет перепрыгивать".

То есть по сути социофобия - это "комплекс отличника", только гипертрофированный и обостренный. Любо всё сразу - либо ничего. Причем оценка ожидается не только от тех, кто должен ее ставить непосредственно (от тех же учителей), а от любого человека, находящегося в поле зрения. И такому человеку часто бывает нужно, чтобы все, с кем он заговорит по самому ничтожному поводу, в ответ ему аплодировали и ставили высший балл - так требует его внутренний бинарный оценщик: либо стопроцентное признание, либо снова "ты ничтожество". А тревожность с другой стороны говорит: "Но ты же понимаешь с позиции логики, что этого не будет, и поэтому тебе страшно".

Вообще можно сказать, что социофобия - это иррациональная и необоснованная боязнь именно социального общения: то есть общения с людьми, с которыми вы не состоите и не должны состоять ни в каких отношениях, кроме формальных. Социофоб боится позвонить в какую-нибудь справочную службу даже не потому, что опасается услышать хамский ответ, а оттого, что после такого ответа он непременно получит от своего внутреннего оценщика: "Вот тебе, милый мой, ничего другого в ответ сказать просто нельзя!" Хотя нахамившая сотрудница банально могла быть в плохом настроении и сорваться могла на любого. Социофоб боится позвонить и заказать столик в ресторане не потому, что опасается ответа "мест нет";  ему страшно после отказа услышать от пресловутого контаминанта: "Вот опять у тебя ничего не получилось, опять ты все сроки прохлопал, какая же ты бестолочь". Социофоб может бояться даже проходить в метро мимо контролерши, если она просто молча на него посмотрит;  потому что контаминант в это время непременно скажет: "Посмотри, как она напряглась, когда ты мимо прошел, ты кошмарный человек, и на тебя даже смотреть неприятно".

разумеется, реакции зараженной внутренней цензуры могут быть не дословно такими - но примерными. В любом случае у человека с социофобией нет внутреннего права на ошибку, на отказ, даже на обычную формально-вежливую реакцию в его адрес: и большей частью это и провоцирует его страх общения.

 
* * *

Таким образом, социофобия - это невроз, возникающий в результате столкновения двух вещей: завышенных цензурных претензий и низкой самооценки. Тогда тем более понятно, почему социофобии часто возникают в детском возрасте - и у каких детей.

Прежде всего, социофобами часто оказываются детишки, которых дома ставили в положение "непревзойденного во всех отношениях пупа земли и света в окне". Который что ни делает - за все ему аплодисменты (не меньше), которого никогда не ругали (даже за явные проступки), и который при этом еще не получил порцию адекватного восприятия собственной личности и собственного поведения в стороннем коллективе. Когда такой ребенок идет в школу и в классе его начинают воспринимать как обычного, рядового ребенка, а его достижения оценивать "не постоянно на пять с плюсом", а как они того заслуживают - когда на пять, а когда и на четыре, а то и на три (ведь в процессе обучения все бывает) - тогда ребенок чувствует себя униженным, осмеянным и оплеванным: еще бы, он ведь был дома "лучшим из лучших", а теперь он "обычный, как все". То есть его унизили, низвергли (в представлении его контаминированной цензуры) - и неизвестно за что! Ребенок начинает бояться общения со сверстниками и учителями - потому что в его понимании они его недооценивают, низлагают с того уровня, к которому он привык, и непонятно, чем он это заслужил: "так что лучше от всего этого коллектива с такими необъяснимо агрессивным ко мне отношением держаться подальше". У ребенка возникает страх перед школой, нежелание учиться, изыскиваются поводы избегать появления в классе - часто это как раз жалобы на физическое здоровье и вообще разного рода соматические болезни, из которых такое дитя практически не вылезает. Или как вариант, а то и в сочетании - невротические явления типа нарушения сна, плаксивости, неадекватности поведения в школе и т.п. Вплоть до того, что родители начинают поговаривать, что "у нас ребенок не переносит тяжелого школьного режима, давайте переведем его на домашнее обучение".

Социофобия стоит в том числе и на так называемой "искусственной родительской фрустрации" у детей, которым, наоборот, вечно говорили, какие они ни к чему не способные сами по себе.  Хрестоматийное "ты не сможешь без нас" здесь подается как "вот попробуй что-нибудь без нас; попробовал? Прокололся? Ага, вот и не суйся никуда без родителей".  И у ребенка постепенно формируется боязнь самостоятельного общения с социумом, которая при известной степени невротизации переходит в пресловутую социофобию.


* * *

И здесь самое время ответить на прямой вопрос: как же бороться с социофобией?
Опять не буду говорить за всех моих коллег, но мой собственный профессиональный подход к подобным проблемам состоит в следующем: с социофобией бороться не надо. Вообще.

Потому что борьба с самим собой, с частью собственной личности (пусть и заражённой, больной) всегда обречена на поражение: в том смысле, что если самого себя, скажем, бить по лицу - всегда сам и окажешься с набитым лицом, если по логике. А кроме того, цензура - самая предрасположенная к борьбе субличность и самая устойчивая в этом процессе: если вы будете с ней бороться, она, как в известной шутке, на этом уровне задавит вас опытом. Поэтому лучшее средство для работы с социофобией - анализ. Постепенный, пошаговый, но анализ: причин страхов, их возникновения, ощущений, возникающих в процессе, и так далее. Крайне важно вместе с психотерапевтом постепенно распутывать этот  клубок, в который закрутил человека его внутренний заражённый цензор, по идее занявший не соответствующее место в личностной структуре. Важно разобраться с тем, что даёт человеку социофобия и от чего позволяет дистанцироваться, и можно ли эти вопросы решить каким-то иным,  более продуктивным и менее травматичным методом. Важно изучить, как иначе можно уравновесить и сбалансировать внутренние самоощущения, и на базе этой сбалансированности уже решать дальнейшие вопросы внешней и внутренней адаптации.  

Всем этим занимается аналитически ориентированная терапия и как часть ее – системный анализ связки "человек – среда". Такую терапию, в частности, я предлагаю своим клиентам. То есть вместо социофобии мой клиент получает в итоге возможность самостоятельного управления собственной жизнью и в частности – возможность самому регулировать интенсивность и качество социального общения по своим собственным запросам.

Кстати, для носителя социофобии это поначалу может звучать даже пугающе: он сам будет управляться со своей жизнью, без внутреннего оценщика? Но если сделать что-то не так - оценщик же будет ругаться и делать больно?
Здесь подчеркну, что обучение самоуправлению в своей жизни начинается с деактуализации этого самого оценщика. С безоценочного подхода к анализу. С выработки клиентом своих собственных критериев и своих целей, подключения и подпитки его собственной логики и прогностического мышления. Чтобы больше никто не заставлял его перепрыгивать пятиэтажные дома и не ставил перед ним непосильных и не актуальных для его бессознательного задач. Таким образом, если в жизни пропадёт аспект "некто строгий сделает мне больно за то, что я всё делаю не так" - пропадёт и страх общения. По крайней мере, вероятность этого, скажем так, очень и очень высока.

 

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу быть мужчиной
Я хочу быть настоящим мужчиной
Я хочу быть уверенным
Я хочу быть хорошей матерью
Я хочу быть хорошим отцом
Я хочу выяснить причины страхов
Я хочу добиться повышения статуса
Я хочу жить без страха
Я хочу забыть о страхах
Я хочу забыть о страхе

Темы: проблемы адаптации в социуме, социофобия, страхи, уверенность в себе, фобии.