Полная версия ДОКТОР НАРИЦЫН
ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Тело как зеркало психологических проблем (бессознательное и психосоматика)

Дата создания: 27.08.2000
Дата обновления: 30.11.2018
В области взаимодействий телесного самочувствия и психического благополучия можно выделить две важные части: это соматизация и морфологизация внутренней проблематики

Сегодня вроде бы ни для кого не секрет, что психические переживания и психологическая проблематика довольно часто отражаются на физическом самочувствии человека. Более того, нередко отмечается тенденция, что в периоды повышения общесоциального напряжения вырастают очереди в поликлиниках и вообще обращения к "телесным" врачам: с гипертонией, головными болями, сердечно-сосудистыми проблемами и прочими жалобами соматического характера.

Да и личные жизненные сложности довольно часто отражаются на физическом самочувствии, а то и маскируются под соматические жалобы. И человек идёт к врачу.

А дальше иногда бывает так: врачи проводят диагностику, порой назначают лечение – а улучшения не наступает.  Да и в плане диагностики иногда картина весьма озадачивает:  телесной проблематики либо совсем нет, либо она незначительна. И тогда врач разводит руками и говорит: "это вам к психотерапевту".  И говорит скорее всего о так называемой психосоматике.

В области взаимодействий телесного самочувствия и психического благополучия можно выделить две важные части: это соматизация и морфологизация внутренней проблематики.


Соматизация психологических проблем

Соматизация – это собственно отражение психологических проблем с помощью болезней: те же головные боли, гипертонические кризы, проблемы с ЖКТ и тому подобные распространённые жалобы. Очень часто их и не связывают со сложностями в том же общении с родственниками, детьми, родителями или начальством, с проблемами самовосприятия и самооценки, с волнениями и тревогами, и с другими проблемами подобного характера. Человек обращается к врачам, но "телесное" лечение обычно помогает ему лишь на время, потому что первопричина проблематики связана не с телом, а условно говоря, с душой.

Можно предполагать соматизацию проблем и в том случае, когда человек постоянно испытывает ощущения, обычно вызывающие депрессию, но тем не менее признаки явной депрессии у него отсутствуют. Подобная ситуация говорит о том, что у этого человека может возникать маскированная (скрытая) депрессия. Еще ее называют соматизированной (телесной) - потому что скрывается она за физическими недомоганиями.

Когда первые симптомы соматизированной депрессии начинают влиять на здоровье, то у каждого они проявляются в разных местах - кто-то жалуется на давление, кто-то на желудок, кто-то на сердце и т.п. Это определяется тем, что врачи обычно называют "locus minoris". Или переводя на русский по смыслу - "слабейшее место". Ведь соматизированная депрессия обычно маскируется ощущениями телесного неблагополучия в тех областях, что на протяжении жизни так или иначе доставляли чуть больше хлопот. Поэтому уже не удивительно, что именно это место при усилении депрессии начинает страдать. Ведь еще одно определение "locus minoris" - это то, что при каком-либо неблагополучии в организме (в том числе и неблагополучии психогенном) страдает первым.

Что парадоксально – иногда соматическая проблематика на фоне скрытых психологических проблем (и в качестве их "квази-компенсации") приводит к некоему чувству облегчения и успокоения. И в этом, можно сказать, корень психосоматики. Психологические проблемы обычно переносятся тяжелее, чем иные соматические: от душевного дискомфорта хочется уйти куда угодно, как один из вариантов – в телесные недомогания. И тогда возникает чувство будто бы облегчения душевных страданий. А кроме того, нередко болезнь становится щитом от негативно воздействующей реальности и внутренней проблематики. Но лечить такую болезнь саму по себе можно довольно долго и увы, безуспешно.

Иногда приходится предлагать клиентам следующую аналогию: сравним негативное воздействие на психику с подогреванием чайника. Краткосрочное интенсивное негативное воздействие – чайник закипает, но постепенно начинает остывать. Однако если нужно, чтобы чай какое-то время сохранялся тёплым, под ёмкость с чаем ставится специальная чайная свечка. Нового кипения она не вызовет, но и остыть полностью не даст. И когда у клиента возникает ситуация с длящимся негативом – подчас неизвестно откуда берущимся, но провоцирующим возникновение психотравматического ощущения – наверняка где-то есть какая-то чайная свечка: то, что "подогревает" ощущения негатива и не даёт травмирующим эмоциям остыть. Точно так же определённая, пусть часто вытесненная в область бессознательного психологическая проблематика медленно, но постоянно подогревает ситуацию с телесными болезнями. И лечение, как правило, успеха не даёт, потому что задуть эту чайную свечку сам человек в первую очередь не готов. Наличие психосоматики часто решает массу вопросов: от нехватки поглаживаний до иерархических проблем. Болезнь также может спасать человека от того некомфортного образа жизни, который он вынужден вести, будучи здоровым: и таким образом легко предположить, что он вряд ли будет стремиться скорее выздороветь.

Болезнь, кроме всего прочего, может помогать некоторым людям снижать планку требований к себе: если в их родительском сценарии, в их внутренней цензуре были прописаны некие перфекционистские установки "ты должен все делать идеально",то теперь можно дать себе право этого не придерживаться: "Что с меня взять, у меня же такая болезнь". Болезнь можно помогать просто структурировать время, наконец: если человек в жизни ощущал себя неприкаянным, то теперь у него есть о ком заботиться. Кстати, болезнь может дать еще и разрешение заботиться о самом себе, если внутренняя цензура в здоровом состоянии это запрещает.

И когда хроническое заболевание оказывается следствием соматизации психологических проблем (а по сути – вариантом невроза), оно по вполне понятным причинам практически не поддаётся лечению. Многие врачи отказываются от таких больных, так как терапия практически не даёт устойчивого эффекта. Опытные психотерапевты знают: если соматический больной прошёл всех узких специалистов от кардиолога до гастроэнтеролога, и каждый специалист в итоге развёл руками – значит, это скорее всего психотерапевтический клиент.

Соматизация проблем сегодня стала чуть ли не нормой. По крайней мере, это едва ли не самое распространённое средство решения психологических сложностей. И разрывать такой замкнутый круг в психологической части сложно именно потому, что основная работа предполагается не с собственно с соматизированной депрессией или неврозом, а с внутренними причинами, которые эту депрессию или невроз вызывают. Причём прямое избавление именно от невроза или депрессии как от промежуточного психозащищающего звена может привести к еще большим психотравмам. Представьте: ребенок, который боится темноты, спрятался под одеялом. Если с него это одеяло сорвать (не ликвидировав либо темноту, либо страх перед ней) - у ребёнка будет дополнительная психотравма. Точно так же и здесь. Если резко срывать "покрывало" соматизации, не помогая избавиться от той же сенсорной депривации или чужого диктата, - последствия могут оказаться еще более плачевными. Грубо говоря – вот, допустим, избавился человек от болезни. А что у него останется взамен в качестве защиты, успокоения, а то и смысла жизни? И прежде чем разыскивать и задувать ту чайную свечку, которая подогревает эту ситуацию, следует разобраться: может быть, это последнее тепло, которое на данный момент человека согревает, пусть и не совсем адекватно.

Безусловно, бывают и болезни, возникшие в силу каких-то иных объективных причин: далеко не всё стоит притягивать за уши к психосоматике. Но и игнорировать этот фактор нежелательно. Хотя при работе с психологическими проблемами подчас вольно или невольно упускается вероятная психосоматическая составляющая. А с другой стороны – терапевт-клиницист, работающий с той или иной хронической болезнью, часто фактически лечит последствия, не исследуя причин. И в обоих случаях работа с клиентом/пациентом становится сравнима с помощью страдающему от ожогов, если не выносить самого страдающего из горящего здания.


Морфологизация психологических проблем

Это явное (или чаще скрытое) изменение тела под действием психологической проблематики.
Об этом знал еще Гиппократ, когда говорил, что диагностика начинается не с разговора с больным, а с наблюдения врача за тем, как больной входит в кабинет, как садится… В общем - с анализа походки, мимики, жестов и прочих источников невербальной информации.

О наличии тех или иных психологических проблем могут говорить самые разные телесные проявления: сутулость, асимметрия лица,  специфика походки. И здесь важно рассказать о так называемой теории мышечных зажимов.

Как известно, наши предки на все внешние раздражители реагировали действием. Появилась добыча – догоняй, напал враг – защищайся, грозит опасность – убегай… Таким образом, все человеческие переживания и проблемы в результате «закорачивались» на мышечную систему. И в результате у современного человека любой стресс, любое раздражение приводит к выбросу «гормонов действия» - адреналина и ему подобных. Разумеется, у каждого это происходит в разном количестве – но всегда, в любом случае стрессовая ситуация провоцирует мышечное напряжение: это именно своего рода готовность на стресс отреагировать действием.

Но далеко не всегда есть возможность такую реакцию осуществить (вспомните, как иногда сжимаются в кулак пальцы, когда хочется ударить обидчика! И вот обидчик ушел, а сжатые напряженные пальцы остались). Причём далеко не всегда это напряжение внешне заметно – у людей, которые в жизни не размахивали кулаками, мышцы тоже напрягаются, но в незаметных глазу количествах.

Или же возможность реагировать действием есть, но это действие не оказывается решением проблемы (скажем, в волнении бегать по комнате, не находя себе места). И если таким образом движение не решает проблему или нет возможности это действие осуществить – разрядка возникшего внутреннего напряжения не происходит. Остается так называемый мышечный зажим – пока, разумеется, очень незначительный и со временем проходящий. Но если пережитый стресс – не однократный, а постоянный, изо дня в день? Тогда напряжение копится, и возникает стойкий зажим определённой группы мышц. Тут в принципе можно определить, на какого рода стресс дало такую реакцию тело, и в каком направлении искать причины недовольства жизнью, окружающими и собой. Главное – суметь верно определить наличие таких зажимов и адекватно прочитать.

Вот несколько примеров самого приблизительного наглядного прочтения некоторых зажимов (разумеется, при работе с конкретной ситуацией все может быть иначе, но хотя бы для примера):

Сутулость и понурость осанки (как в сказке – "что невесел, ниже плеч голову повесил") – иногда говорит о взятой человеком непосильной нагрузке или неподвластной самостоятельному решению проблеме, а то и ожидании такой проблемы. Человек ходит так, как будто приготовился взвалить на плечи тяжёлый мешок.
Или ещё: принято говорить, что кто-то у кого-то на шее сидит. И кроме шуток, - частенько напряжение так называемой воротниковой зоны выдаёт наличие материальной обузы или неоправданного иждивенца.

Еще одно частое мышечное напряжение связано с понятием "рост", в частности – рост карьерный. Если человек постоянно втягивает голову в плечи и чуть пригибается, по крайней мере, имеются внутренние напряжения соответствующих групп мышц, можно с достаточной долей вероятности сказать, что ему, возможно, ограничили социальный рост сверху: как будто он вынужден все время жить в помещении с очень низким для его роста потолком ("достиг потолка").

Вообще возникновение и трактовка мышечных зажимов весьма зависит от культуры и словаря общества, в котором вращается человек (так называемая черезвербальная соматизация). Скажем, в нашей культуре зажимы в области живота частенько связаны с тем, что в русском языке существовало другое значение слова "живот" – жизнь. И нередко зажимы в области брюшного пресса говорят о том, что человек испытывает страх за свое физическое существование, опасается угрозы собственной жизни или откровенно ждет какого-то удара ниже пояса.

Напряжение спинных мышц. Для многих клиентов правая сторона человеческого тела бессознательно связана с действиями социального характера, а левая – символизирует реакции и мысли личные, интимные. И если человек долгое время "поднимает правой рукой" непосильные проблемы на работе или в бизнесе, у него возникают мышечные напряжения с правой стороны спины. Или же если ему приходится "тащить левой рукой" сложности в постели или в семье – то постепенно накапливается зажим с левой стороны спины. И неудивительно, что вследствие таких несимметричных напряжений со временем возникают боли, сходные с радикулитными.

Особый разговор – о напряжении мышц лица. Нередко приходилось встречаться с самыми настоящими перекошенными и асимметричными лицами у людей, которые во что бы то ни стало хотели прятать от окружающих свои эмоции (этому может быть много причин – скажем, страх обнаружить свои переживания, опасения быть осмеянным и т.п.). Так, если даже им смешно – они будут прятать улыбку (точнее, превращать ее в ухмылку), улыбаясь лишь одной половиной рта. И когда подобное самоограничение повторяется не раз и не два, возникает стойкое мышечное напряжение с одной стороны лица.

Много мышечных зажимов формируется в ногах. В общем это и понятно – ноги всегда в напряжении, и именно им доставалась в первобытные времена львиная доля двигательных реакций: убегать, догонять и даже драться. К слову о драке - очень часто зажим передней поверхности бедра говорит о длительном расставании или разрыве с человеком, вызывающим неприятные эмоции. Трансакция такая: уж так хочется этому человеку дать пинка, чтобы он скорее убрался вон!.. Понятно, что реализации мышечного напряжения с помощью действия не происходит. Вот напряжение и копится.

Если человеку приходится идти по ненадёжной поверхности (скажем, по тонкому льду) – он обычно ставит ногу всей стопой, и при такой ходьбе икроножная мышца напряжена постоянно. Таким образом, если в области этих мышц у человека имеется скрытый зажим, можно предположить. Что у него, что называется, нет чувства надёжной опоры, что постоянно он боится в чем-то провалиться, постоянно чувствует себя как на экзамене и т.п.

Похожее ощущение - "качается земля под ногами". В случаях, когда приходится стоять на шаткой опоре, возникает желание этому раскачиванию противостоять (у матросов от постоянного хождения по качающейся палубе вырабатывается походка враскачку, широко расставив ноги). Но для того, чтобы так ходить, необходимо напряжение внешней поверхности бёдер. Нередко такое напряжение у человека отражает угрозу прочности его давних семейных отношений или реакцию на изменение тех или иных жизненных устоев, на которые он до сих пор успешно опирался.

Список этих примеров можно было бы продолжить, но составить универсальный справочник толкования зажимов невозможно как минимум потому, что мышцы могут напрягаться в разной степени и в разном сочетании, создавая весьма сложную мозаику и образовывая своеобразный язык тела – а точнее, язык бессознательного. Кроме того, у каждого человека индивидуальны и реакция на проблему, и восприятия, и ассоциации, и тому подобные важные моменты. Именно поэтому при работе с мышечными зажимами параллельно непременно идёт беседа с клиентом, чтобы определить именно его реакцию, его индивидуальные особенности восприятия.

За мышечное напряжение и расслабление отвечает наше бессознательное, которым человек по большому счету управлять не может. Поэтому если какая-то проблема давит, крутит и сжимает, приказом своего сознания избавиться от внутреннего телесного напряжения не удастся – не по тому ведомству приказ. Интересно другое: решение такой морфологизированной проблемы фактически заключается в ее нахождении и вербализации (проговаривании). Потому что как только проблема переводится из бессознательного в область сознания, как только самому клиенту стало ясно, что именно его так напрягает – вот тут он уже выявленным, осознанным напряжением может управлять сам. Хотя как только проблема проговорена, мышечное напряжение начинает ослабевать и постепенно совсем исчезает. На этом основан один из методов телесно-ориентированного психоанализа – так называемый Розен-метод (по имени автора метода Мэрион Розен).

***

Так или иначе, подсказки тела желательно не игнорировать ни в случае вероятной соматизации, ни в случае вероятной морфологизации психологических проблем. Особенно если какой-то телесный недуг упорно не поддаётся лечению: не исключено, что ключ к решению этой проблемы находится в кабинете психотерапевта.

 

 Вопросы и обсуждение возможны в нашем блоге: здесь

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу восстановить сон
Я хочу быть здоровым
Я хочу вернуть здоровье
Я хочу восстановить здоровье
Я хочу восстановить память
Я хочу восстановиться после болезни
Я хочу восстановиться после панических атак
Я хочу восстановиться после потери здоровья
Я хочу восстановиться после психотравмы
Я хочу восстановиться после таблеток

Темы: психоаналитическое, психосоматика, Розен-метод.