ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Суть психоанализа и его определения

Дата создания: 24.07.2013
Дата обновления: 24.07.2013
"Термин "психоанализ" сейчас, к сожалению, стал, как говорится, "трендом и брендом", это слово употребляют многие и вкладывают в него разный смысл: причем разночтения и недопонимания случаются как среди обывателей, так и среди профессионалов..."

Из новой книги
"По стопам Фрейда и немного вперед:
о бессознательном и не только"

 

 

 

В жизни все не так,  как на самом деле.

Станислав Ежи Лец

 

Термин "психоанализ" сейчас стал, как говорится, "трендом и брендом": это слово употребляют многие и вкладывают в него разный смысл:  причем разночтения и недопонимания случаются как среди обывателей, так и среди профессионалов. Кто-то, говоря о психоанализе, имеет в виду целое философское учение, кто-то – конкретную прикладную психотерапевтическую методику, кто-то – метод лечения психических (!) заболеваний…  Один главный редактор весьма известного в свое время крупного печатного холдинга организовал в одной из своих газет рубрику "Психоанализ" и говорил, что помещает туда материалы обо всем, чего совершенно не понимает сам. Так что, как говорится, сколько людей – столько и мнений. Но чтобы вести адекватную и продуктивную беседу – желательно определиться с формулировками.

Если пересмотреть много соответствующих словарей и энциклопедий, можно вычленить основные варианты определения психоанализа:
- учение
- психотерапевтическая практика
- теоретическое направление в психологии и пограничных дисциплинах, восходящее к идеям З.Фрейда
- особая методология исследования психики
И прочие направления, течения, школы и т.п.

Любопытно, что сам Фрейд дал в свое время психоаналитической методике такое емкое определение, как "прочистка дымохода" (1895). Потом он говорил о психоанализе, как о "теории бессознательных душевных процессов" (1928) и о "методе, уничтожающем иллюзии" (1911). И наконец, в пору своей профессиональной зрелости Фрейд ввел понятие "психологии бессознательного" (1933 г.)

С семантической точки зрения психоанализ – это анализ некоего "психо". С анализом как таковым всё проще:  согласно философской энциклопедии, АНАЛИЗ (от греч.— разложение, расчленение) — процедура мысленного, а часто и реального расчленения исследуемого объекта (предмета, явления, процесса), свойства предмета или отношения между предметами на части (признаки, свойства, отношения)". А вот с "психо" все уже достаточно неоднозначно.

Как известно, "психо" по-гречески означает… "душа".  И здесь мы имеем настоящий парадокс: подавляющее большинство тех, в чьей профессии имеется корень "психо" – психиатры, психологи, психоаналитики и психотерапевты – по большому счету как раз не базируются на понятии души в его религиозном и можно даже сказать – привычно-обывательском смысле.  Однако это не мешает тем же психологам заниматься "наукой о душе", психиатрам – "врачевать душу", психотерапевтам – осуществлять "терапию души", а психоаналитикам – соответственно, эту самую "душу" исследовать и разбирать на составляющие.

В обывательском словаре  термин "душа" довольно прочно оккупирован теологией: в ней это слово означает нечто оторванное от "бренного тела", от реальной действительности и реальной материи, то, что в принципе не допускает никакого анализа и требует скорее веры, чем знаний. И естественным образом любое "врачевание" этой души – исключительно удел священников. А реалистические концепции в таких науках, как психология, психиатрия и психотерапия (вкупе с психоанализом), обычно подразумевают под словом "психо" скорее совокупность основных механизмов поведенческих реакций человека (а иногда и животных).  
В общем можно сказать, что "психо" – это не столько "душа", сколько "душевная деятельность" человека. Все его эмоции, ощущения, всё взаимодействие с окружающей средой. Всё то, как человек общается, думает, чувствует, живет и т.п.  

В современном психоанализе можно выделить три направления:
- теоретическое
- прикладное
- клиническое.

***

Прежде всего - несколько слов о теоретическом психоанализе. Как известно, самая практичная вещь – это хорошая теория, а лучшая теория – та, которая успешно применима на практике.
В свое время в старой редакции БСЭ было написано о психоанализе – "умозрительное учение". Однако в реальности Зигмунд Фрейд оказался бОльшим материалистом, нежели Карл Маркс и его последователи. И вовсе не потому, что Фрейд обращался к сексуальной сфере человеческой душевной деятельности; а потому, что опирался на то, что мы сейчас называем бессознательным.
Представители религии (а равно и коммунистической идеологии), говоря о душе, духовности, душевных потребностях и т.п., категорически отрицали общность души и тела. Господствовали утверждения, что "душа – чиста и возвышенна, а тело низменно и грязно". Однако вся наша "душевная деятельность"  - продукт нашей телесной сущности, нашего организма и нервной системы в частности, и основного органа – головного мозга. И душа соотносится с телом, с организмом примерно так же, как в компьютере софт соотносится с хардом: без программного обеспечения даже самый современный и мощный компьютер будет мертв и превратится в бесполезную железяку.

Психоаналитическая теория оказалась в опале и у представителей религии, и у приверженцев коммунистической идеологии как раз за то, что не разъединяла душевные и телесные потребности, а наоборот, не представляла одно без другого.  Не случайно одним из любимых психоаналитических символов до сих пор является айсберг. Его надводная часть – это то, что мы видим и слышим у других людей и осознанно замечаем у себя, а подводная часть, куда более массивная – это собственно бессознательное: эмоции, телесные реакции, желания, потребности и мысли. И пусть его не видно снаружи, но оно всё равно составляет основную массу нашего "психо".

Таким образом, еще один материалистический аспект теории Фрейда состоял в том, что нельзя изменить поведенческие и телесные потребности человека, влияя на его "душу" – а точнее, идеологию.
Кроме того, психоаналитическая теория  фактически развенчала один из самых распространенных мифов человечества: что человек разумный, он же гомо сапиенс – якобы всегда разумный, руководствуется разумом и должен всегда вести себя разумно. (Здесь уточним, что для многих тоталитарных режимов "разумно" – значит так, как укажут сверху).  Однако по фрейдовской теории человек в своем поведении  руководствуется опять же в основном бессознательным.

Приземленность и физиологичность психоанализа провоцировала его запрет и в религиозных кругах, и при советском строе. Один из моих учителей, ныне покойный В.Е.Рожнов, в те времена заведовавший кафедрой психотерапии при ЦОЛИУВ, был коммунистом (это было необходимо для должности заведующего кафедрой). Но при этом ухитрился читать на этой кафедре психоаналитический курс… под названием "Критика психоанализа Фрейда". И надо сказать, что под критическим "соусом" можно достаточно глубоко изучить предмет. Недаром среди учеников Владимира Евгеньевича немало грамотных психоаналитиков: включая, смею надеяться, и вашего покорного слугу.

Однако академический фрейдовский психоанализ - и тот не мог в свое время охватить всей глубины нашего "психо", всех аспектов человеческих эмоций, поступков и прочей душевной деятельности.  Собственно говоря, не на пустом месте  психоаналитическая наука развивается до сих пор, разрабатывая все новые методы изучения бессознательного. Вообще это очень большая и сложная область психики. Недаром еще тот же В.Е.Рожнов во время чтения курса рассказывал некую легенду,  что к Фрейду однажды пришел Сальвадор Дали и предложил свои услуги по иллюстрированию фрейдовских работ. Фрейд отказался. Однако Дали идею не оставил, и якобы некоторые его картины навеяны, что называется, напрямую творчеством Фрейда.  И что в принципе такое течение в искусстве, как сюрреализм, своей хаотичностью, сложностью и "не-для-всех-проницаемостью" хотя бы частично отражает мир так, как  его воспринимает наше бессознательное: в причудливых сочетаниях, объединениях и разрывах.
 

***

Что касается клинического психоанализа - это форма психотерапии для лечения неврозов и вообще любой психотерапевтической помощи, касающейся работы с бессознательным. Цитируя известного психотерапевта и психоаналитика, моего коллегу, ректора ВЕИП и председателя российского отделения ЕКПП М.М.Решетникова – "Все, кто работает с переносом и сопротивлением, являются нашими коллегами – психоаналитиками".

Можно ли как-то локализовать, где конкретно находится "область нашего бессознательного"? Как опять же известно из школьного курса, мозг человека делится на доли: затылочная, теменные, лобная, и у каждой доли – свои функции и задачи. Если управление неосознаваемыми, не подчиненными интеллектуальному контролю функциями организма локализуется в мозге – можно ли сказать, где именно?

На уровне анатомии – нет. Анатомически невозможно отделить зону "бессознательной деятельности мозга" от "сознательной". Они обе расположены в коре головного мозга, в какой-то степени перемешаны, и провести между ними четкую границу на уровне той же анатомии невозможно.

Собственно, это основная причина того, что профессионально неграмотно говорить вместо "бессознательного" – "подсознание".

 Да, обывателю может быть удобнее, если он полагает, что зона бессознательного находится "под" сознанием: то ли в любом случае хочется его контролировать, то ли сказать себе, что оно ну так глубоко, ну так, что его контролировать только поэтому невозможно. Если мы вспомним аналогию с айсбергом, то на нем зона бессознательного действительно "под" сознанием, но только потому, чтобы наглядно показать: ее вообще не видно, как подводную часть айсберга. А де-факто она не под и не над сознанием, а как бы вместе с ним, и при отсутствии проблем – в содружестве и в сотрудничестве с сознанием.  Работа областей сознания и бессознательного локализована в одной и той же коре головного мозга, в одном и том же анатомическом субстрате.
 

***

Прикладной психоанализ обычно несколько вне терапии: он используется, можно сказать, для повышения психологический и психоаналитической грамотности. Возьмем пример: наверняка читатели сходу назовут множество советских (да и российских) фильмов, смотря которые, так и хотелось когда-то сказать "Не верю": потому, что герои в них были оторваны от реальной жизни и совершали неестественные с точки зрения человеческой психологии поступки.  В то время как в средненьком зарубежном "боевике", не претендующем на особую психологичность, поступки героев были достаточно выверены и более-менее обоснованы.   Безусловно, я далек от так называемого "низкопоклонства перед западом", но при этом какие-то азы психоанализа как "теории поступков и ощущений" во многих так называемых цивилизованных странах преподают еще в школе. И люди, причастные к созданию тех же фильмов, так или иначе эту грамотность используют.  А без знания этого и апелляции к этому в реальности то же искусство получается оторванным от жизни.

Великий сатирик Аркадий Райкин часто упоминал, что наш человек с трибуны говорит одно, дома на кухне – другое, думает третье, а поступает по-четвертому. Надо сказать, что подобная поведенческая специфика в той или иной мере характерна для всех людей, и чем сложнее человеческое психо – тем ощутимее может оказаться этот расхождение. Но вот как и по каким принципам одно вытекает из другого  и третье соотносится с четвертым – и может помочь разобраться теория психоанализа.
 
Во время чтения курса скайп-конференций по психоанализу меня спрашивали, "как можно применять те знания, которые будут в итоге получены". И я всегда отвечал: это каждый решает сам. Вообще распознать действительно грамотного "настоящего" психоаналитика можно по тому, что он не навязывает вам свою точку зрения, не дает оценок, не давит своей авторитарностью: это вообще одно из ключевых правил психоаналитической работы с клиентом. Директивные методы в принципе не входят в концепцию психоанализа, причем до такой степени, что когда-то сам Фрейд ударился в другую крайность практической работы: стал выслушивать своих пациентов – и вообще ничего при этом не говорить.  Помнится, в Мастер-классе кто-то из участников цитировал такую притчу: некий мудрец никогда не раздавал советов, он только выслушивал спрашивающего – и вообще ничего не отвечал. Но к мудрецу все равно ходили за помощью: потому что  когда проситель рассказывал ему, в чем хочет спросить совета, а рассказывая – то есть формулируя в словах, осознавая – думал над этими формулировками и сутью проблемы, подключал к этому процессу логику – то сам находил ответ. Разумеется, в реальности, в отличие от любой притчи, всё не так просто, здесь как раз и включаются разные бессознательно-цензурные барьеры и помехи: именно поэтому современный психоанализ – это уже диалог: однако при этой работе грамотный врач всё так же избегает оценок и директивных указаний со своей стороны.

И еще один тонкий момент в плане требований к самому психотерапевту (и особенно к психоаналитику): выше мы разобрали, что "психо" – означает душа, терапия – как известно, лечение. Но если мы говорим, к примеру, о фармакотерапии – это лечение фармакологическими средствами: а психотерапия, получается, не столько лечение души (клиента), сколько лечение душой (терапевта). Иными словами – терапевт работает с клиентом с помощью собственного "психо", в частности – бессознательного. И поэтому чрезвычайно важно, чтобы "душа" самого психотерапевта как его рабочий инструмент была "исправна", не страдала собственными комплексами и не переносила свои проблемы на клиента.
 

Этот материал можно обсудить в нашем блоге.

Логин

Пароль