ПСИХОТЕРАПЕВТ / ПСИХОАНАЛИТИК

Пищевой инстинкт и пищевое поведение

Дата создания: 19.02.2008
Дата обновления: 11.02.2011
Живой организм просто обязан был получать из внешней среды строительный материал и энергию, а для этого нужно было прикладывать определенные усилия. Кто не прикладывал – тот не выживал. А выжившие передавали потомству собственное активное стремление добывать и потреблять пищу, подкрепляемое определенным бессознательным удовольствием от самого процесса...

 

 

Психотерапевту об инстинктах приходится вспоминать не раз и не два – настолько это существенная часть нашего бессознательного. Но часто бывает так, что многие проблемы, связанные с инстинктивным поведением человека, анализируются несколько не в том направлении. Чтобы разобраться в этом, приходится рассматривать некоторые вещи более подробно: в частности, привлекая другую уважаемую науку - этологию.
На этот раз, как и было обещано в первой статье этологического цикла, давайте поговорим о пищевом инстинкте, пищевом поведении и возможных причинах его нарушения.

***
Еды с самого начала эволюции не хватало на всех, к тому же ее нужно было добывать. Живой организм в целях выживания и развития просто обязан был получать из внешней среды строительный материал и энергию, а для этого нужно было прикладывать определенные усилия. Кто не прикладывал – тот не выживал. А выжившие передавали потомству собственное активное стремление добывать и потреблять пищу, подкрепляемое определенным бессознательным удовольствием от самого процесса. Таким образом, в процессе эволюции и сформировался у человека пищевой инстинкт, заключающийся не только в том, что приятно удовлетворять голод, но еще и в том, что многим приятно ходить за пищей, покупать ее, приносить домой и держать в холодильнике существенные ее запасы.
Строго говоря, пищевой инстинкт как таковой можно разделить на три фазы:
- поиск, добыча пищи
- поедание
- переваривание.
Все три этапа требуют от организма некоторых усилий, однако третья фаза – для психики самая легкая. Она не требует особых поведенческих приемов. Как говорится, попало внутрь – значит, будет переварено. То, что на этот процесс тратится огромное количество ресурсов нашего бессознательного (той его части, которая отвечает за внутреннюю биохимию, перистальтику и прочее) – уже другая история. А сознание этим процессом в общем-то практически не загружено.

Со второй фазой уже далеко не все так просто, особенно когда у некоторых людей к этому процессу присоединяются предсознание и так называемая цензура (или, по Юнгу, – общественное бессознательное).
Более устойчивой и способной к выживанию становится та стая, в которой наличествует примат общественного над личным. Как я упоминал в статье об инстинктах – они имеют целью сохранить социум, иногда вопреки интересам отдельных особей. Однако здесь нельзя забывать и о том, что пищевому инстинкту примерно девятьсот миллионов лет, а стремление "выживать стаей, объединившись" – гораздо моложе. И что в маленькой стае всё решают клыки и когти вожака, а в большой – уже примерно более двадцати особей – появляется некоторая "внутренняя цензура", на бессознательном уровне довлеющая над каждым индивидуумом (особью) в данном социуме. И за нарушение этой цензуры применяются санкции: как наказание "вышестоящих", так и собственное, внутренне чувство вины.
При расстройствах пищевого поведения внутренняя цензура личности играет довольно большую роль. Самый яркий пример – так называемая нервная анорексия.
Когда человек (в данном случае чаще всего девочка, над которой довлеют принципы типа "красивая женщина должна быть стройной" – а на самом деле читай "запредельно худой") принимает пищу, он удовлетворяет один из древнейших и сильнейших базовых инстинктов. Который тем сильнее, чем больше человек продержался впроголодь.
А когда пища падает в желудок и накал эмоций в этом отношении ослабевает, становится слышен "социальный запрет" типа уже упомянутого "красивая женщина – тощая женщина". Обратите внимание, здесь существенно, что понятие стройности – элемента здоровья – заменяется на понятие истощенности: элемента моды. И чем больше девочка подвержена воздействию внешней цензуры, тем сильнее "социальный запрет" вызывает у нее чувство вины за съеденное. И она наказывает себя тем или иным способом: чаще всего – извините за подробности, вызывает у себя рвоту, "отнимая у себя самой" съеденную пищу.
Именно из-за насильственной ломки пищевого инстинкта нервная анорексия чаще всего является компонентом булимии (неконтролируемый волчий голод). У страдающих булимией пищевой инстинкт становится всеобъемлющим и неутолимым: человек ест всё, что подвернется под руку. Потому что того требует долго подавляемый пищевой инстинкт, наконец-то прорвавшийся наружу. А дальше – угрызения совести, чувство вины… и вся еда, снова извините за подробности, отправляется в канализацию.
Да, булимия бывает и сама по себе – без анорексии: но такое, как правило, оказывается признаком тех или иных расстройств психики. (Вообще с термином "булимия" такая же путаница, как, к примеру, с термином "депрессия": психиатры вкладывают в термин свой смысл, журналисты – свой). А вот булимия вкупе с нервной анорексией – это как раз социальное нарушение пищевого поведения, вызванное внешней, подчас откровенно навязанной и перекошенной цензурой.
Вообще анорексию называют "болезнью отличниц" – тех девочек, которые стремятся "во всем слушаться старших, чтобы всегда получать от общества только хорошие оценки". Так они привыкли в школе, так живут и вне её. И они готовы ради "отличных оценок" – сиречь ради того, чтобы их "считали безусловно красивыми" по тем канонам, которые они для себя видят – идти даже против самого сильного своего инстинкта. Но увы, грубое насилие над природой ничем хорошим не заканчивается.
Здесь, конечно, должен отметить, что сейчас нервная анорексия нередко возникает и у молодых мужчин – там, где наряду с цензурной установкой "красивая женщина - тощая женщина" возникает и такой же лозунг относительно молодых людей. Но мужчины, как правило, в обществе менее "цензурно зависимы", и меньшую долю надежд возлагают на свою внешность. Поэтому все равно пальму первенства среди анорексиков удерживают молодые девушки, чаще всего с выражено истероидной акцентуацией.

Еще одно нарушение пищевого поведения именно на второй фазе реализации данного инстинкта – так называемое "заедание" тех или иных психологических проблем. Это явление можно поставить в один ряд с алкоголизмом, курением и наркоманией: оно так же имеет целью раздражать центр удовольствия, грубо воздействуя на него. Иными словами – это примитивное "нажимание на кнопку" в своем организме, заставляющее его принудительно испытывать как бы приятные эмоции. И желательно при этом не думая о последствиях.
Однако учитывая то, что еда, кроме доставления питательных веществ, воздействует на наш центр удовольствия (и это естественно) –  избавиться от заедания проблем можно, если вы обзаведетесь иными, альтернативными и менее вредными способами доставлять себе удовольствие от жизни. Если вы социально активны, имеете массу разнообразных интересов (или одно, но серьезное хобби). А когда у человека все необходимые социальные связи потеряны (и при этом ему таковых связей не хватает), когда он потерял интерес практически ко всему вокруг – у него не находится иных источников удовольствий, кроме алкоголя, курения, наркотиков и еды. Причем старый и сильный пищевой инстинкт при таком выборе (хочется сказать даже - к счастью) побеждает чаще всего. Учитывая еще и то, что это вроде как не особо порицаемое занятие – хорошо кушать. По сравнению с тем же алкоголем и наркотиками.

Конечно, в жизни бывают ситуации, когда поступать "против пищевого инстинкта" вас заставляют чрезвычайные обстоятельства: например, то же временное безденежье. Или печально известная ленинградская блокада, давшая название распространенному пищевому нарушению. После длительного вынужденного голодания у человека практически всегда ломается механизм чувства насыщения (это чувство эволюционно более молодое, чем пищевой инстинкт, и потому менее устойчивое). Иными словами, потребность принимать пищу остается (а то и увеличивается, ибо организм после такого стресса стремится "накопить про запас"), а чувство сытости ослабевает. И если не начать регулировать насыщение при помощи головы - с человеком происходит то, что в последние годы именуется "блокадный синдром": психологически такой человек чуть ли не постоянно хочет есть. И при этом серьезно прибавляет в весе – в том числе и за счет сломанного обмена веществ. Конечно, это еще не булимия, ибо пищевой инстинкт здесь еще не гипертрофирован настолько, чтобы "есть все, что не прибито". Но человек, страдающий подобным пищевым нарушением, практически всегда стремится съедать больше, чем ему физиологически требуется. А в отсутствие пищи начинает испытывать тревогу, депрессию, и как следствие, стремится все это заедать.
Речь, собственно, о том, что похудеть, как многие надеются, с помощью тотального голодания, увы, не получится. Можно только капитально сломать себе чувство насыщения, прийти к нарушению пищевого поведения, обрести пищевую зависимость и, как следствие, не похудеть, а наоборот, поправиться.

В любом случае, шанс получить не только пищевое, а любое невротическое расстройство чрезвычайно высок у личности, которая излишне зависит от цензуры, принятой в социуме, и от социума в целом. Да, "жить в обществе и быть свободным от общества нельзя", но при этом к тем или иным лозунгам и правилам куда полезнее относиться с позиции логики, а не слепо им подчиняться. (Тот же Фрейд, в конце концов, писал свои работы по психоанализу - на примере человеческой сексуальности – именно тогда, когда сексуальная цензура в обществе была максимальной. Но это, как говорится, уже другая история и тема для другой статьи.)

Но самым напряженным и сложным моментом является, безусловно, первая фаза пищевого инстинкта: добыча пищи. Поиск. Предвкушение. На протяжении всех девятисот миллионов лет нашей эволюции весь животный мир, включая "человека разумного", двигался в одном направлении: удовольствие от добычи пищи тоже. У кого это удовольствие было сильнее – тот добывал больше, а в итоге был устойчивее, сильнее и в условиях дефицита пищи имел больше шансов выжить. А соответственно, оставить потомство, передавая ему удовольствие от добывания еды по наследству. Естественный отбор в итоге привел к тому, что выигрывал тот, у кого степень удовольствия от добычи еды сильнее. Сейчас это довольно сильно закреплено и в нашем бессознательном. Этот инстинкт издавна эксплуатируется в разных социальных целях – например, коллективная охота, заканчивающаяся коллективным же приемом добытой пищи, сплачивает стаю: точно так же корпоративные выезды на шашлыки в какой-то мере сплачивают коллектив, а походы в супермаркет за продуктами по выходным всей семьей – в какой-то мере сплачивают семью. Разумеется, если и то, и другое осуществляется добровольно. По крайней мере, многие подтверждают это, даже не задумываясь, откуда берет начало такое явление.

Просто опять вспомним, что пищевой инстинкт – один из самых древних и самых сильных. На пищевое подкрепление дрессируют практически всех животных. Причем если собака, принося хозяину тапочки, получает за это еду, то со временем эти тапочки включаются у собаки в так называемую "пищедобывающую цепочку", и в итоге приносить тапочки ей станет приятно само по себе. Если проводить похожую аналогию с человеком, который ходит на службу, чтобы получать за это деньги (на которые он купит себе еды и удовлетворит свой пищевой инстинкт) – то со временем может статься так, что само хождение на службу включится в его "пищедобывающую цепь" и работа может стать приятнее сама по себе.
Причем это вовсе не шутка, а обычная реальность. Но такое возможно только в социумах, где добывание пищи напрямую зависит от вложенного труда. Там, где еду распределяют по разнарядке, по талонам и т.п., деньги не становятся основным и решающим компонентом ее приобретения. И соответственно, "инстинктивного удовольствия работать" ни у кого не возникает: нет стимула и мотива "работать и зарабатывать".

Разумеется, речь вовсе не о том, что современный человек трудится только за еду и зарабатывать стремится только на пищевые удовольствия. Однако "радость от зарабатывания", так долго подавляемая советским строем, на самом деле базируется в первую очередь на примитивной пищедобывающей цепочке. И любой человек на самом деле знает, что сможет тратить на себя деньги в других направлениях только после того, как обеспечит себя питанием.
Но, так или иначе, труд (особенно креативный и созидательный, как бы ни лозунгово это звучало) может, пусть даже на основе "пищедобывающей цепи", стать приятным сам по себе. Это практически то же, что Фрейд называл сублимацией: просто сублимировать можно не только сексуальный инстинкт (о котором речь в подробностях пройдет отдельно и чуть позже), а еще и пищевой. И получение удовольствия от подобной деятельности расширяет именно наши "человеческие", а не животные возможности. Из подобных кирпичиков как раз и складывается то, что сейчас называют "качеством жизни". В том числе это и умение грамотно использовать инстинктивные оставляющие, которые на "человеческом", социальном уровне у каждой личности реализуются индивидуально. Умение разобраться со своими инстинктами так, чтобы они в жизни помогали, а не мешали. Это дело на самом деле не такое уж простое, но помочь человеку, который желает в этом разобраться и, как следствие, повысить свое качество жизни – как раз и является одним из направлений профессиональной деятельности консультативного психотерапевта, психоаналитика, коуча.
 


Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу забыть о лишнем весе
Я хочу знать причины агрессивности
Я хочу знать причины агрессии
Я хочу знать причины истерик
Я хочу знать причины ошибки
Я хочу знать причины психотравм
Я хочу знать свое бессознательное
Я хочу знать свое подсознание
Я хочу знать свои мысли
Я хочу знать свои ошибки

Темы: инстинкты, проблемы пищевого поведения, психоанализ, этология.


Логин

Пароль